Новый год на фронте: рассказ Olga Hanninen








Офицеры 102-й гаубичной артиллерийской бригады отпраздновать наступление 1944 года собрались за столом в деревенской избе. Вот они — на фотографии — разливают самогон, смеются, сдвигают металлические кружки и — выпивают «За Победу!»
Только один 20-летний старший лейтенант среди них не пьет. Так же радуется общению с друзьями, произносит тосты, но только делает вид, что выпивает. У него есть тайна, о которой не знают даже друзья, артиллерийские разведчики, справедливо считающие его честным, компанейским, простым и добрым парнишкой.
Год назад во время Сталинградской битвы, когда в течение нескольких дней кухня не могла подобраться к батарее из-за обстрела, сухой паек кончился, а однополчан убивало одного за другим и их доля спирта оставалась выжившим. Без спирта-то было никак: страшные морозы. И этот юный командир тем спиртом на морозе с голодухи и отравился.
А, отравившись, поэтому частенько отходил с батареи в соседнюю траншею по нужде.
И вдруг очнулся в госпитале контуженным и обмороженным: в батарею попал вражеский снаряд и всех его подчиненных убило, а его не сразу откопали на морозе. Неделю в себя прийти не мог: без сознания лежал.
Подлечившись, вернулся в полк, воевал, как все, геройски, награжден Орденом Красной Звезды и медалями, но о том, почему и каким образом он остался в живых, не знает ни одна живая душа: стыдно.
С тех пор — на нюх алкоголь не переносил.

Празднование Нового 1944 года в блокадном Ленинграде
12-летняя девочка вместе с мамой убрала квартиру, помыла полы и украсила елку любимыми с детства игрушками, и теперь отдыхает, читая книжку. А мама ее на память сфотографировала.
На праздничном бархатном костюмчике девочки приколота Медаль за Оборону Ленинграда — девочка ею гордится и немножко хвастается, хотя не перед кем: мама разрешила медаль надеть только дома на празднование Нового года, а дома еще только дедушка с бабушкой и больше никого. Эх, медалью-то девочку наградили 22 декабря 1942 года, а вручили всего месяц назад — 24 ноября 1943, и — показать некому.
Обидно, ведь правда?
Одно утешает: ее подружкам, с которыми она вместе перевыполнила план в совхозе «Красная заря», родители тоже не разрешают медали в школу носить.
Ну, и не очень-то и хочется, раз у других тоже есть!
О чем мечтает девочка в Новый год? Конечно, чтобы сняли блокаду и — о Победе!
И еще… чтобы брат с фронта приехал живой и привез один чемодан хлеба и один чемодан булки.
И больше ничего не надо.
А чего еще-то тогда? Разве чтобы медаль мама иногда разрешала поносить в школу или во дворе… хоть на полчасика!
До Победы оставалось 1,5 года.
И юный старший лейтенант из Невеля, и девочка-блокадница оба были из Ленинграда, но до войны никогда не встречались.
Встретились они много позже.
И поженились.
Это были мои папа и мама.

Источник