55 лет назад, 8 января 1962 года, на экраны страны вышел фильм замечательного режиссера-киносказочника Александра Роу «Вечера на хуторе близ Диканьки».

.


Когда наш замечательный киносказочник решил экранизировать «Ночь перед Рождеством», он услышал от чиновников категорический отказ — с таким названием о фильме можно было сразу забыть. Но Роу решил изменить название — фильм стал называться, как и весь сборник рассказов Гоголя, «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Изначально хотели снимать под Полтавой, в тех местах, о которых рассказывается в повести. Но начало съемочного процесса пришлось отложить на март, поэтому за натурой поехали туда, где снег лежит до мая — на Кольский полуостров. Белые хаты с плетнями и сараями и небольшую церквушку декораторы соорудили в считанные дни в Мурманской области, неподалеку от поселка «13-й километр» под Кировском.

Там же, на месте набрали всю массовку — веселых парубков и колядующих девчат выбрали из студентов- медиков и рабочих-горняков Кировска. По городу были расклеены объявления о том, что проводится набор девушек и юношей для съемки в массовых сценах в фильме. Молодежи, желающей сниматься в кино, собралось много. Гримировали их в медицинском училище, тщательно следили, чтобы ни колец, ни накрашенных ногтей у девушек не было.

Переодетых в костюмы увозили на нескольких автобусах к месту съемок. Массовка каталась с горок на санях, играли в снежки. Причем, кататься их просили постоянно, чтобы не замерзли. Когда снимали сцену колядования, рядом стояли машины, откуда доносилась запись хорового пения, а все старательно открывали рты. За съемки платили то 2,5 — 3 рубля в день — в зависимости от времени.

Основной претенденткой на роль Оксаны была певица Юлия Пашковская. Её посоветовал Роу Юрий Тимошенко (Тарапунька), который сам пробовался на роль дьяка. Но когда Александр Роу увидел 19-летнюю Людмилу Мызникову, проходя по коридору киностудии Довженко, он понял что другой Оксаны ему не надо. Актриса приходила на пробы в другую картину. Вот как вспоминала она эту встречу: «Ко мне подбежал какой-то человек и закричал: «Вот моя Оксана!», я просто опешила. До меня перебрали около 5000 претенденток. С Юрием Тавровым (Вакулой) у нас дружба не сложилась. Мне казалось, что он чересчур замкнутый, и было тяжело играть к нему любовь. А вот плакалось в кадре легко — я скучала по дому, по маме, вспоминала киевский дом — и рыдала!»

Вакулу сыграл студент Киевского театрального института Юрий Тавров. Это была единственная крупная роль у актера. После «Вечеров» Тавров сыграл крохотные эпизодические роли, затем работал на стройке, имел большие проблемы со здоровьем. Где умер и похоронен Юрий Тавров, не знает даже дочь от первого брака.


Сильно померзнуть на съемках пришлось всем, особенно «черту» — знаменитому Георгию Милляру, который играл всю нечисть в фильмах-сказках режиссера Александра Роу. Сначала ему сшили меховой костюм, чтобы он не простудился. Но Милляр, для которого дело было важнее холода, попросил другой — пусть тонкий и холодный, зато не стесняющий движений.

Он жаловался, что снежинки впиваются в тело через тонкую ткань, как иголки. Все ему сочувствовали. Но что было делать? Хотя Роу и не любил съемки в павильоне, сцену, где Вакула окунает черта в прорубь, все-таки собирался снять на киностудии: пожалел Георгия Милляра, которому в то время уже было под шестьдесят.
Но тот храбро отказался от предложения друга и сказал, что полезет в настоящую прорубь! Актер выдержал два дубля — после каждого его закутывали в тулуп и поили водкой.


Для съемки самого сложного в техническом плане эпизода – полета черта по небу – был приглашен акробат из цирка, который должен был сняться вместо Милляра. Но в результате несчастного случая дублер получил травму, и 58-летнему Георгию Францевичу пришлось исполнять высотные трюки самому. Актер, несмотря на боязнь высоты, так вошел во вкус, что выделывал головокружительные пируэты в воздухе даже при выключенной камере.

Георгий Милляр на съемках веселился как ребенок. Когда это мешало работе, Роу грозил: «Прекрати, а то маме пожалуюсь!» И съемочная группа смеялась уже над словами режиссера: все знали, что Георгий Францевич жил с мамой и ее слушался. Шутки у Милляра были «соленые». Например, исполнителя роли Панаса он звал Поносом, а себя за любовь к подобным переделкам — Стариком Похабычем. Однако, надевая костюм черта, он всякий раз повторял: «Господи, прости меня за это хулиганство!»

Людмила Хитяева, игравшая Солоху, была взята на роль без проб. Но через некоторое время она попросила снять ее с роли. С ней произошел несчастный случай, который она считает наказанием за роль ведьмы. Людмила каталась с сыном на лыжах, съезжая с горы, врезалась в дерево — и сломала нос!

Лицо превратилось в один ужасный синяк, и она по телефону призналась режиссеру, что в ближайшие несколько месяцев ее не спасут никакие гримеры. К счастью, опухоль быстра спала и о «лыжекатастрофе» напоминала лишь маленькая горбинка.
Увидев ее, Александр Роу даже обрадовался: «В сцене, когда Солоха летит на помеле, мы будем снимать тебя в профиль!» Но если горбинка пошла роли на пользу, то молодость и стройность Людмилы Хитяевой была только помехой. Чтобы Людмила выглядела женщиной внушительных форм, ей подкладывали «толстинки», надевали несколько нижних юбок и просили вжать подбородок в шею — так он казался двойным.

Черт и Солоха хорошо общались и в кадре, и вне его. Мызникова вспоминает, что Милляр и Хитяева устраивали застолья и конкурс украинской песни в перерыве между съемками.
Первый показ фильма состоялся 15 декабря 1961 года. И первыми зрителями «Вечеров» стали кировчане, где проходили натурные съемки. На премьере творилась настоящая чертовщина — по фойе Дворца Культуры комбината «Апатит» бегали черти и забрасывали зрителей ватными снежками.
Премьера фильма в СССР состоялась 8 января 1962 года.

Источник