История Великой Отечественной войны — это история подвига советского народа. Но подвиг народа складывался из личных подвигов людей, вступавших в отчаянную схватку с врагом каждый на своём участке борьбы.
И без этих миллионов личных подвигов не было бы великой Победы.
Их было 12.


Из представления к медали «За боевые заслуги» на ефрейтора Зобина Якова Львовича: «За период службы показал себя дисциплинированным, энергичным, требовательным к себе бойцом, отзывчивым товарищем. Будучи слепым, отлично изучил материальную часть звукоулавливателя и работу на нём». Ефрейтор Яков Зобин, призванный в 1942 году на службу ПВО Ленинграда, был одним из 12 уникальных незрячих солдат, оборонявших город на Неве во время блокады.
Эта удивительная история началась в конце 1941 года, когда вокруг Ленинграда сжалось вражеское кольцо. Советским войскам удалось не пустить противника в город, однако Ленинград подвергался постоянным авианалётам и артиллерийским ударам. Чтобы спасти город от бомбёжек, силам ПВО требовалось предотвратить внезапное появление противника. Но как это сделать?
Эксперимент.

Современных радаров в армии (разумеется) не было, эксперименты с первыми подобными разработками шли, но обеспечить оборону Ленинграда ещё не могли. На исходе 1941 года в Ленинград поступили так называемые звукоулавливатели. Приборы эти состояли из системы труб различного размера, которые позволяли услышать гул приближающихся самолётов противника на большом удалении.
Но главным в этой системе был всё-таки человек, а не прибор. Звукоулавливатель мог быть по-настоящему эффективен только тогда, когда с ним работал человек с отличным слухом. Причём не просто отличным, а уникальным. Изначально со звукоулавливателями работали обычные бойцы, но результаты не слишком радовали командование.
И однажды в штабе ПВО Ленинграда кто-то из офицеров, вспомнив рассказ писателя Короленко «Слепой музыкант», предложил:
– А давайте попробуем в качестве «слухачей» слепых! У них же слух особенный!
Большинство отнеслось к идее скептически, но в условиях блокады нельзя было пренебрегать никакими возможностями. На эксперимент было дано добро. О том, что при утрате одного из органов чувств человеческий организм способен «компенсировать» утрату за счёт остальных, учёным известно давно, поэтому идея военных была вполне логичной. Весь вопрос заключался в том, насколько слух слепого мог помочь для решения чисто военной задачи.
Жёсткий отбор.


К тому времени в Ленинграде оставалось около 300 незрячих. Остальных успели эвакуировать — в блокадном городе остались только те, кто добровольно отказался его покидать. Незрячие Ленинграда не были иждивенцами. Они трудились на заводах, выступали с концертами в госпиталях, то есть по мере сил помогали бороться с врагом.
Поэтому, когда ПВО города объявило набор незрячих добровольцев для службы «слухачами», заявления подали практически все слепые, которые на тот момент находились в Ленинграде.
Однако военные провели строжайший «отсев» кандидатов. Для начала отказали женщинам, потом провели тщательный медицинский отбор. Будущий «слухач» должен был иметь очень хороший слух и достаточно крепкое здоровье, чтобы переносить предстоящие многочасовые нагрузки.
Так были отобраны 30 кандидатов, из которых затем выбрали 20 наиболее способных. Эти два десятка незрячих были отправлены на обучение. Ведь мало просто услышать звук, надо чётко его идентифицировать, определить, на каком удалении от города находятся вражеские самолёты…
В действующую армию в 1942 году были определены 12 лучших незрячих «слухачей». Одним из первых и стал Яков Зобин, которому исполнилось 28 лет.
Слухачи слышали врага за десятки километров.

В расчёт звукоулавливателя входили два бойца: зрячий и слепой. Первый медленно поворачивал трубы аппарата в разные стороны, а второй должен был слушать и услышать врага.
Результат превзошёл все ожидания. И без того отличных слух незрячих бойцов во время службы на звукоулавливателе стал стремительно развиваться в нужном направлении.
Через несколько месяцев Яков Зобин и его товарищи не просто обнаруживали приближающиеся самолёты противника, но на слух определяли их тип, высоту, на которой они летели, и расстояние до них.
Благодаря незрячим бойцам-«слухачам», бомбардировщики противника обнаруживали за несколько десятков километров от города, и к их «визиту» силы ПВО подходили в боевой готовности.
В результате, наткнувшись на плотный заградительный огонь, вражеские бомбовозы часто ретировались, неся потери.
Служба «слухачей» была очень тяжёлой. Их и без того изматывающие дежурства нередко проходили в условиях артобстрела, и, несмотря на канонаду, они должны были услышать летящие на Ленинград бомбардировщики. И они их слышали.
Память.

Вклад незрячих солдат в оборону Ленинграда неоценим. Десятки тысяч горожан уцелели благодаря тому, что авиация противника обнаруживалась на дальних подступах к городу.
Ефрейтор Яков Зобин оставался в рядах ПВО Ленинграда до самого конца войны, был удостоен наград, в том числе той самой медали «За боевые заслуги», о которой говорилось вначале.
Сейчас некоторые пишут, что о незрячих героях обороны Ленинграда после войны поспешили забыть. Это неверно, просто отдать должное всем героям Великой Отечественной страна, лежащая в руинах, не могла. Её нужно было восстанавливать, чем и занялись, в том числе, и вчерашние незрячие солдаты.
Якова Львовича Зобина не стало в 1973 году. Он, одним из первых вставший на боевое дежурство в Ленинграде, был последним из оставшихся в живых незрячих защитников Ленинграда.
Пусть их нет с нами, но память остаётся. Память, которую хранит несломленный и не склонившийся перед врагом город на Неве.

Источник