В преклонном возрасте в голову лезут разные мысли и великие, и простые.. А чем больше заняться? Вот и думаешь, какая сейчас молодежь - непутевая, и какой был я в начале жизненного пути – путевый! И сахар был тогда слаще...

И, что характерно, давние события помнишь до мелочей, а сегодняшние - вылетают из головы. Вечный поиск очков, ключей, инструмента разного...Придешь на кухню и думаешь - и зачем я пришел?

С какого возраста я помню себя? Год, два, три... Обычно, помнится яркое событие детства. И что для взрослого событие обыденное, повседневное, для ребенка – открытие. Восторг или разочарование. Горе или радость!

Одним из таких событий была поездка с мамой в Москву. Война окончена. Осень 1945 года. Папа служит в Берлине и он сделал вызов нам.

До станции было около тридцати километров. Автобусы регулярные, да и не регулярные в то время не ходили. Их в такой глухомани, просто не было. Были грузовые машины полуторки и студобеккеры. Вот «студари» по нашему бездорожью были самые ходовые машины. По бортам были устроены скамейки и называлась такая машина "пассажиркой". Вот на такой пассажирке, доехали до станции.

                                                                                            

Я никогда не видел поезда и железной дороги, даже на картинке. Слышал разговоры взрослых о станции, паровозе, железной дороге…И в моем представлении железная дорога, это как наш профиль, возле деревни, насыпной с глубокими по обочине канавами с водой. Когда пройдет небольшой дождик, то машины оставляют за собой след, если сильный дождь, то разбитую колею, если ливень, то стоят и ждут, когда ливень пройдет, дорога подсохнет и тогда они двигаются дальше, по назначению.

У меня в голове сложилась картинка: - железная дорога, это железное покрытие сплошное и гладкое.

Высадила нас пассажирка не у вокзала, а неподалеку. И вот я увидел паровоз, маневровый, он пропыхтел рядом. Какие у него огромные и непривычные колеса! не такие как у трактора, полуторки или телеги.

- Мама, можно я сбегаю, посмотрю, какой след оставляют, такие замечательные колеса на дороге!

Мама разрешила и я побежал. И что я увидел: узкие железные полосы, которые были уложены не деревянные черные грязные мазутные бруски. Полное разочарование, пожалуй, первое в моей жизни. А сколько разочарований, взлетов и падений ждало впереди…

Вот это событие у меня врезалось в память и я уже мог определить и свой возраст, точку отсчета во времени Некоторые мои ровесники, говорили, что помнят себя с года и раньше, но я не могу так утверждать. Конечно, отрывки воспоминаний, до поездки в Москву были.

Помню, как я набедокурил и бабушка меня стращала наказанием, а я спрятался на русскую печь и дрожал от страха…

- Ах, ты варнак, чего натворил, это как же я буду без спичек! Вот я сейчас пойду во двор прутьев березовых наберу, распарю их в кипятке, чтобы они не ломались и выпорю тебя, как сидорову козу.

Я подсмотрел где бабушка хранит спички и потихоньку их сжигал, только головки, и складывал их обратно в коробок. А в войну спички были на вес золота. Хозяйки по деревне устраивали дежурство и угольки из дежурной печи разносили по всей деревне. А испортил такое добро!

А я выглядывал с печи и со страхом ждал наказания. Она принесла прутьев сложила их у печи и все выговаривала. Нагоняла жути. А ведь, известно, что ждать наказания страшнее, чем само наказание!

Спасла меня мама, она работала в районном центре и раз в неделю приезжала домой, а то и через две недели, как отпустит начальство. В войну с этим было строго!

Я был прощен. Слетел с печи и уселся к маме на колени. Мама привезла кулек подушечек, конфеты такие…

Бабушка никогда меня не наказывала и очень редко строжилась, а зря! Светлая ей память! Великая была труженица. Помню ее руки и большой палец, на правой руке, который был выработан, как у серебряной старинной ложки, которой долго ешь и она стирается с одного края о тарелку или миску и видно было углубление от ножа, которым она шинковала, рубила, резала, когда готовила корм живности, когда готовила обеды семье.

А семья у нее была большая. Пятеро сыновей и дочка. ДочкА, как она говорила с ударением на «а». Огромное хозяйство, коровы, овцы, куры. Огород бескрайний и за всем она следила, со всем управлялась. Никогда я не видел, чтобы она сидела без дела. Засыпал, она хлопотала у печи и просыпался она там же!