Во времена вождей и генсеков от зарубежной еды соотечественников старались уберечь. Видимо, как от идеологически вредной… Правда, бывали исключения: понравился какой-то продукт Сталину или, скажем, Хрущеву, его и начинали закупать, а то и производить.

СТРОГАНИНА ПО-СТАЛИНСКИ
Сталин обычно питался довольно просто, хотя и разнообразно. Любил больше русскую кухню. Но время от времени удивлял своих коллег необычными желаниями. Об одном из них вспоминал Анастас Микоян, главный специалист по продовольствию в СССР:
«Один раз Сталин сказал, чтобы я организовал доставку в Москву нельмы. Это было нетрудно, стали привозить сырую рыбу. Я впервые в жизни узнал, что можно есть сырую рыбу. Вначале было противно даже трогать ее. Но потом понравилось.
Крепко замороженная, как камень, тонко наструганная ленточками, она сразу подавалась на стол, чтобы не разморозилась. Ощущение во рту было приятное, как будто кондитерское изделие. Брали рыбу, потом чеснок и соль и сразу же запивали рюмкой коньяку».

О сырой рыбе на столе у Сталина вспоминал и Вячеслав Молотов, связывая привычку «вождя народов» к сырой рыбе с его сибирской ссылкой в Туруханском крае. Сегодня сырой рыбой в виде суши и роллов никого не удивишь, а в тридцатые годы ее ели только северные народы… и члены Политбюро.
БАНАНЫ СО ВКУСОМ КАРТОШКИ
Появлением бананов на своих столах жители некоторых городов одной шестой части суши были обязаны исключительно генералиссимусу. Анастас Микоян в своей книге «Так было» вспоминал:
«В конце лета 1951 г. вместе с женой мы отдыхали в Сухуми. Раз, иногда два раза в неделю я заезжал к Сталину, который отдыхал в Новом Афоне. В это же время в Мюссерах отдыхал Маленков, а в Сочи — Булганин. Как-то сидели у Сталина за ужином все названные товарищи. Около 4 часов утра подали на стол бананы.
Надо сказать, что Сталин очень любил бананы. После войны он предложил импортировать бананы для некоторых больших городов Советского Союза. Эта задача была возложена на меня как министра внешней торговли. Хотя были большие трудности по доставке небольших партий бананов, особенно в зимних условиях, в Москву, Ленинград, Киев и другие города, но доставка была налажена.
На стол подали крупные бананы, на вид хорошие, но зеленые, видимо, не очень спелые. Сталин взял банан, попробовал и говорит мне: «Попробуй бананы, скажи свое мнение о их качестве, нравятся они тебе или нет?». Я взял банан, попробовал. На вкус он напоминал картошку, для употребления совершенно не годился.
«Почему так?» — спрашивает он. Я ответил: «Трудно сказать, почему. Возможно, поступили в торговую сеть прежде, чем созрели окончательно, возможно, хранились неправильно или был нарушен режим перевозки».
История умалчивает о том, как были наказаны те, по чьей вине Сталину прислали бананы со вкусом картошки, но правда в том, что в обычной торговле дефицитные бананы зачастую оказывались именно такими, «картофельными»…


(1975 год. Члены Политбюро ЦК КПСС перекусывают в перерыве между заседаниями в комнате отдыха: (слева направо) М. Суслов, В. Гришин, Л. Брежнев, Ю. Андропов, М. Зимянин, двух человек, стоящих спиной, нам опознать не удалось, Д. Устинов, Г. Алиев, К. Черненко и А. Косыгин. Все достаточно скромно: заморские фрукты, легкие напитки и сладости…
Фото: ИТАР-ТАСС)
КОСЫГИН: КОНЬЯК ПРОТИВ КАРРИ
Индийская еда нашим руководителям активно не нравилась. Но что поделать: в Индии как одном из «лидеров третьего мира» и дружественной державе бывать приходилось часто. Виктор Суходрев, работавший с руководителями нашей страны в качестве переводчика, вспоминал, как председатель правительства СССР Алексей Косыгин «готовился» к обеду с индийским руководством:
«В Индии, собираясь на официальный банкет у Индиры Ганди, Алексей Николаевич начал ворчать, что вот, дескать, опять эта острая индийская еда, к которой мы не привыкли, и как бы потом ничего с нашими желудками не произошло… Я сказал, что в общем-то люблю острую пищу, но тем не менее всегда провожу профилактику.
— Это как? — поинтересовался Косыгин.
Я неопределенно ответил: — Ну-у, не знаю… Там ведь выпить-то не дадут…
Косыгин на секунду задумался и все понял: — Это вы правильно сказали. Позовите-ка сюда Карасева.
Когда появился Евгений Карасев, старший адъютант, Косыгин попросил его принести бутылку коньяка. Мы выпили, и я позволил себе заметить, что теперь нас ни одна зараза не возьмет».
Вообще-то по заведенному в 9-м управлении КГБ СССР порядку наши руководители брали с собой в любую страну серьезный запас продуктов и напитков. Алексей Сальников, проработавший в органах госохраны с 1956 по 1996 год и «кормивший» всех первых лиц того времени, рассказывал: наши вожди в поездках предпочитали свое питание. Но когда был официальный прием, отказываться от местной еды было не принято.

(1959 год. Никита Хрущев и Анастас Микоян (крайний слева) во время приема в Кремле в честь участниц американского ледового шоу. На столах — в основном вино и фрукты. Что поделать — девушки соблюдают диету…)
В обязанности Сальникова входило перед обедом или ужином посещать кухню и снимать пробу со всех блюд, а потом рекомендовать охраняемому то или иное из них. И соответственно подавать во время приема именно то, что было выбрано. Но даже после экзотических обедов и ужинов наши руководители предпочитали поесть «своей» еды.
В начале 60-х годов три секретаря ЦК — Ворошилов, Козлов и Фурцева — были в Непале. После банкета Фурцева сказала переводчику: «Ты знаешь, Витя, мне вся эта их еда не нравится. Когда вернемся в резиденцию, вот там и сядем и по-настоящему закусим. А это я не ем».
Охрана быстро накрыла стол. Появилась традиционная русская закуска — осетровая икра, рыба, колбаса, овощи, несколько бутылок «Столичной»…
— Вот это я понимаю, — радостно сказала Фурцева.
А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ…
Как Микояна угощали удавом
Анастасу Микояну, члену Политбюро с гигантским стажем, довольно часто приходилось бывать за границей. И чем его там только не кормили! Петр Исаев, офицер 9-го управления КГБ, работавший в охране заслуженного партийца, вспоминал о визите в Китай в конце сороковых годов:
«Один раз Мао Цзэдун решил всю делегацию обедом покормить. И говорит: «Вам сейчас второе подадут, скажете потом, что вы кушали». Когда пообедали, он спрашивает: ну как? Очень вкусно, все в один голос говорят, наверное, молочный поросенок. А он говорит: «У меня один охотник неделю целую для вас выслеживал удава.
Вот он его выследил, натер ногу салом и сердцебиение останавливал, тренировался. К вашему приезду он пошел туда, где этот удав жил. Удав почуял сало, засосал ногу. Главное было ему не дать свить три кольца, тогда он бы удушил охотника. Охотник сразу вскочил и переломил ему два кольца и так с ним и пришел с живым. К вашему приезду он его зарезал и вот вам приготовил». Некоторых затошнило даже…»

Анастас Микоян, как и подобало истинному коммунисту, тем не менее поблагодарил председателя Мао за такое необычное блюдо.

Источник