КОММУНИСТИЧЕСКИЙ БАНТИК

Есть такая газета – «Коммунист Западного Урала». Пока газету вел приличный журналист Либединский - и газета была приличной. Однако пермская ячейка КПРФ умудрилась дважды не заплатить редактору, Либединский ушел, газета стала такой, какая есть.

Читаем 58-й выпуск от 27.1.2017, передовица – «Имя будущего», перепечатка из «Советской России», органа РКРП. Автор, Дмитрий Аграновский, пишет: вот, дескать, некоторые говорят, что Ленин – величайший ХХ века. Какое провинциальное, периферийное, локальное мышление! А я вот – не провинциал, я так скажу: нет! Ленин – величайший! Но не только ХХ века, а всей истории человечества.

Цитирую автора не точно, но суть сохранил. Можно было бы добавить: это исключительной глубины замечание не периферийно мыслящего Аграновского просто осветило путь рабочему классу, до того блуждавшему впотьмах.

Практически вся статья – общие пустые фразы, о величии Ленина, о том, как хорошо жили в СССР, какой плохой Запад, как стало плохо, когда СССР распался, а в будущем нас ждет светлый коммунизм. Словом – отштампованное, однообразное, бесплодное и уже всем набившее оскомину переливание из пустого в порожнее.

Почитайте их фантастику, посмотрите их фильмы… - предлагает Аграновский, дабы унизить «этот капитализм». Видимо, юноша совершенно не знаком с культурой Запада. Великие фантасты Бредбери, Шекли, Буль, Каттнер, Пристли, Воннегут, Саймак, Азимов и прочие для него не существуют, «Ночи Кабирии», «И корабль плывет», «Амаркорд», «Господи, сохрани детей и зверей», «Погоня», «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли», «Генералы песчаных карьеров», «Скромное обаяние буржуазии» и многие, многие другие шедевры не коснулись его внимания. Нет сомнений, что ни Стейнбека, ни Фолкнера, ни Драйзера, ни Харпер Ли, ни Вулфа, ни Уитмена, ни Паунда, ни Элиота, ни Фроста, ни прочих великих американских писателей и поэтов этот РКРП-шный обрубок не читал, на знал, не говоря уже о живописи, например, Кента или музыке Гершвина.

Ленина обвиняют, посетовал автор, что он заложил бомбу под СССР, а он собрал государство из обломков. Напомню, что собирание заключалось, в частности, с предоставления независимости Латвии, Литве, Эстонии и Финляндии.

Расскажу чуть подробнее.

Путин заявил, что Ленин заложил бомбу под СССР «своим планом автономизации». Путин перепутал: план автономизации принадлежал Сталину и заключался в усилении подчинения республик центру. Ленин голосование за этот план постоянно проваливал, но после его смерти Сталин всё же провел свой план в жизнь.

На одном пункте статьи хотелось бы остановиться. Аграновский, ничтоже сумняшеся, пишет:

«Я не буду сейчас анализировать, насколько отставал дореволюционная Россия от промышленно развитых стран. Кому-то это отставание покажется значительным, кому-то не очень. … даже если по каким-то параметрам мы (т.е. СССР, Б. И.) не были первыми, разрыв стремительно сокращался».

Что ж, давайте назовем «кого-то», кому это отставание казалось значительным. Этот «кто-то» был сам Ленин. Потому при обсуждении программ РСДРП Ленин указывал, что в экономической части программа состоит в том, чтобы перетащить из развитых капиталистических стран в отсталую Россию всё самое передовое. Понимаете, не «строительством социализма» заняться (ибо социалистическое государство обязано отмирать), а внедрить передовой капитализм. За что Ленина и упрекали: дескать, он строит госкапитализм. А Ленин парировал, что госкапитализм в том положении – шаг к прогрессу.

И крайне важно знать, как Ленин полемизировал по этому поводу с меньшевиками, утверждавшими, что царская полуфеодальная Россия по своему развитию еще не дозрела до социалистической революции. Меньшевики полагали, что достаточно провести буржуазно-демократическую революцию, разрушить остатки феодализма, ликвидировать монархию – а дальше отдать власть буржуазии и самим встать в оппозицию. Меньшевики (читайте, например, знаменитое «Кредо» Кусковой) ссылались в том числе на Маркса:

««Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества» (предисловие к «Критике политэкономии»).

Социалистическая революция, цитировали меньшевики Маркса, может произойти тогда и только тогда, когда производительные силы разовьются настолько, что им будут мешать не полуфеодальные, а именно капиталистические производственные отношения.

Более развитые страны, цитировали Маркса меньшевики, показывают менее развитым их будущее. Поскольку же в этих более развитых странах – по-прежнему капитализм, так и нужно ограничиться буржуазно-демократической революцией.

Ленин же на это цитирование сильно ругался и в письме Суханову возражал: да, мы все знаем, что базис определяет надстройку, уровень производительных сил определяет уровень производственных отношений. Но в каком учебнике сказано, что нельзя сделать наоборот?

То есть, Ленин, имея в виду диалектическое взаимодействие базиса и надстройки, предполагал, что революционно преобразованная надстройка прорастет в базис и «приподымет» его.

Тут важный момент: без всяких сомнений, Ленин понимал, что в диалектической паре материалисты всегда должны выбрать материальное за первичное: рано или поздно отсталые производительные силы приведут вторичные производственные отношения в соответствие с собой. Но.

По всему миру, рассуждал Ленин, начались революции. В Россию переместился революционный центр. Россия может стать слабым звеном в цепи империализма, если это звено порвать, это подстегнет революции во всем мире. А дальше победивший пролетариат развитых стран придет на помощь отсталому российскому пролетариату.

Однако произошло следующее: революция в Германии потерпела поражение. Мировой революции не состоялось. Ленинская схема не сработала. И Ленин ждет помощи уже не от пролетариата, а от правительств развитых стран – он заключает с ними договоры, поверх голов компартий и всего мирового пролетариата. Возникают совместные предприятия, концессии.

Ну, и что ж тут такого, – скажет обыватель, – отчего бы не заняться построением социализма в отдельно взятой стране?

Беда в том, что социализм по определению – это государство диктатуры пролетариата, это обязательный переходный период между капитализмом и коммунизмом.

В 1956 году на съезде КПК зафиксировали, что в Китае – госкапитализм. Далее предполагался Большой скачок, из капитализма в коммунизм, минуя социализм. Однако пришел Дэн Сяопин, начал перестройку, и Большого скачка так и не состоялось, Китай так и остался госкапиталистическим. Но речь о другом: миновать переходный период нельзя. За этот период происходит уничтожение классов, ведь коммунизм – бесклассовое общество. И не только буржуазия уничтожается, но уничтожаются и крестьянство, и рабочий класс.

Вот что пишет Ленин:

«Господство авангарда всех трудящихся и эксплуатируемых, т.е. пролетариата, необходимо на это переходное времядля полного уничтожения классов" (ПСС, т.37, с.87). Понимаете - полного!

«Общество, в котором осталась классовая разница между рабочим и крестьянином, не есть ни коммунистическое, ни социалистическое общество» (ПСС, т.38, с.353).

«Сейчас, - пишет Ленин, - проходя ваш зал, я встретил плакат с надписью: «Царству рабочих и крестьян не будет конца». И, когда я прочитал этот странный плакат,… я подумал: а ведь вот относительно каких азбучных и основных вещей существуют у нас недоразумения и неправильное понимание. В самом деле, если бы царству рабочих и крестьян не было конца, то это означало бы, что никогда не будет социализма…» (ПСС, т.43, с.130).

«Мы ведем классовую борьбу, и наша цель – уничтожить классы. Пока остаются рабочие и крестьяне, до тех пор социализм остается неосуществленным» (ПСС, т.40, с.304).

Ленин полагал, что рабочему классу в ходе революции достаточно взять в руки основные средства производства, чтобы перестать быть рабочим классом. Это ошибка.

Общество делит на классы старое общественное разделение труда. Маркс описывает труд рабочего: тяжелый. монотонный, однообразный, обезличивающий («Экономическо-философские рукописи 1848 года»). В «Критике Готской программы» Маркс указывает, что диктатура пролетариата (то есть, социализм) призвана ликвидировать это старое общественное разделение труда. В первую очередь, противоположность между физическим и умственным трудом.

Однако, как помним, в 1917 году капитализм в России был еще слабо развит, потому советскому рабочему классу предстояло еще расти и расти. Но даже в 80-е годы ни о каком преодолении противоположности между физическим и умственным трудом в СССР не было речи: в стране (В. В. Орлов не даст соврать) - 50% грубого ручного труда.

По мере того, как за период социализма как ликвидируется обезличивающий труд, исчезают классы, становится ненужным государство как орудие классового насилия. Так что ни строить, ни построить социализм нельзя, это безграмотная чепуха.

Сам Ленин, вспоминает Скворцов-Степанов, считал победу социалистической революции в одной стране мелкобуржуазным идеалом.

Троцкий полагал, что в одной стране социалистическая революция победить не может – в виду международного разделения труда; следовательно, капиталистический мир просто задушит отдельное государство. Но дело в другом: в отдельно взятой России социалистическая революция победить не могла- в виду ее отсталости. В виду необходимости помощи пролетариата развитых стран.

Однако проповедники социализма в отдельно взятой стране ссылаются на Ленина, на статью «О лозунге «Соединенные Штаты Европы». Вот что пишет Ленин:

«Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств.»

Ключевое слово здесь – «первоначально». Поборники «отдельно взятой» его просто не замечают.

Как известно, автором идеи построения социализма в отдельно взятой стране был Бухарин. Сталин же не смел противоречить позиции Ленина даже в мае 1924 года, когда Ленин лежал больной в Горках. Вот что писал тогда Сталин в «Вопросах ленинизма»:

«Свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране — еще не значит обеспечить полную победу социализма. Упрочив свою власть и поведя за собой крестьянство, пролетариат победившей страны может и Должен построить социалистическое общество. Но значит ли это, что он тем самым достигнет полной, окончательной победы социализма, т. е. значит ли это, что он может силами лишь одной страны закрепить окончательно социализм и вполне гарантировать страну от интервенции, а значит, и от реставрации? Нет, не значит. Для этого необходима победа революции по крайней мере в нескольких странах (выделено мной, Б. И.). Поэтому развитие и поддержка революции в других странах является существенной задачей победившей революции. Поэтому революция победившей страны должна рассматривать себя не, как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах.»

И замечу: речь идет не о Румынии, Польше или Монголии, а именно о нескольких развитых странах.

Теперь о «каких-то параметрах», по которых СССР не был первым, но «разрыв стремительно сокращался».

Приведем самый главный параметр – производительность труда. Более развитый строй характерен большей производительностью труда, это очевидно!

«Производительность труда, - утверждал Ленин, - это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Капитализм создал производительность труда, невиданную при крепостничестве. Капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создает новую, гораздо более высокую производительность труда.» («Великий почин»)

И вот как обстояло дело.

Директивы XX съезда КПСС по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1956—1960 годы предусматривали рост производительности труда в промышленности не менее чем на 50%, в строительстве не менее чем на 52%, на железнодорожном транспорте примерно на 34%, в совхозах и в государственных подсобных сельскохозяйственных предприятиях на 70%, в колхозах примерно вдвое. То есть, в 1956 году производительность труда в СССР, несмотря на рост, была еще крайне низкой.

Стоит представить, насколько производительность труда была низкой в 30-е, если ее нужно было увеличивать в полтора раза.

Либеральный экономист Валентин Кудров утверждал, что в 1960 г. факторная производительность (производительность труда, капитала и земли) в СССР составила 35% от уровня США. Это, конечно, перебор, реально – 55-60%. Ниже увидим, почему.

В принятой в 1961 году программе КПСС ставилась задача в течение 10-20 лет достичь и превзойти объём промышленного производства в США. Для этого требовалось «поднять производительность труда в промышленности в течение 10 лет более чем в два раза, а за 20 лет — в четыре-четыре с половиной раза». В реальности к моменту отставки Хрущева в 1964 году производство сельхозпродукции увеличилось только на 6%, СССР начал закупать продовольствие за рубежом.

Напомню, что в 1961 году в США проживало 181 млн чел., а в СССР – 214 млн. Т.е. отставание в производительности труда в эти годы было более, чем в 4 раза!

Либеральные экономисты утверждают, что с тех пор производительность труда только снижалась. Это, конечно, чепуха. В 1989 году производительность труда в промышленности СССР была в 2,1 раза выше, чем в 1970 году.

В 1960 году производительность труда в советском сельском хозяйстве была в 3,5 раз меньше, чем в США. В 1980 г. в расчете на единицу рабочей силы (но не в час) - в 2,3 раза меньше.

Однако преодолеть гигантский разрыв не удалось ни «стремительно», как пишет Аграновский, ни за 20 лет.

В начале 80-х в ГДР производительность труда была не ниже, чем в СССР, при этом факторная производительность труда составляла 40% от производительности ФРГ. Если учесть, что производительность труда в Японии и ФРГ была выше, чем в США, то производительность труда в СССР в эти годы была не выше 55-60% от производительности труда в США.

Можно приближенно оценить уровень производительности труда и по ВВП. Так, в 1991 году, до развала экономики, ВВП РСФСР составлял примерно половину ВВП США (“TheMilitaryBalance”, 1992). Но в США проживало тогда 220 млн человек, в СССР – 280 млн., а в России – примерно 140 млн, т.е. на душу населения (но не в час) производительность труда в РСФСР составляла ориентировочно 78,6% от производительности труда в США. В целом в СССР производительность труда была еще ниже.

Производительность продукции в час сбыла еще меньше, т.к. в СССР практиковались на заводах сверхурочные, «черные субботы» и «черные воскресенья», в сфере образования, медицины и т.д. – коммунистические субботники.

Таким образом, никакого стремительного сокращения с Западом и, тем более, превосходства в самом важном, по Ленину параметре, как производительность труда, в СССР не было и в помине. Хорош более высокоразвитый социалистический строй, коль скоро в нем производительность труда заметно ниже, чем в менее развитом капитализме!

***

Что еще содержится в номере? Обширное пламенное письмо губернатору – насчет детских садиков. Освещена позиция местной ячейки КПРФ в лице В. Корсуна: мол, мы за прямые выборы губернаторов. Еще подробно разбирают важнейший вопрос:как это церковь делает из Николая II великомученика. Наконец, почти на разворот, длиннющая речь Зюганова – как там Трамп, как там в парламенте КПРФ, какие государственные задачи стоят, как там будет при обновленном социализме. Собственно – это всё. Да, еще коротенька заметка, как несколько членов КПРФ провели в Кудымкаре махонький пикет в поддержку жильцов какого-то ветхого дома.

Самое смешное, что в свое время, когда в самом краевом центре этот вопрос стоял остро, когда самые разные политические организации проводили митинги в поддержку жильцов ветхих домов, местная КПРФ не провела ни единого митинга! Теперь же, когда вопрос практически «рассосался», местная КПРФ проснулась.

В газете отсутствует рубрика «Хроника», нет тематических статей по экономике края, по ситуации на заводах, в университетах, полностью отсутствуют главные, болевые моменты дня. Ни полслова о настроениях в рабочей среде. Главный момент для редакции «Коммуниста Западного Урала» - славословие в адрес Ленина и СССР, Ленин в гробу пропеллером вертится!

Возникает вопрос: на каком основании эти люди именуют себя коммунистами? Чего в них такого коммунистического, какое отношение к коммунизму они имеют, кроме того коммунистического бантика, который на себя цепляют?

По крайней мере, по прочтении газеты становится ясно, почему местная КПРФ находится на задворках избирательных кампаний.

Борис Ихлов, 15.3.2017