Автор: Максим Руденко

Немцы о битве за Москву: «Отвага русских солдат нагоняла на нас ужас»

5 декабря 1941 года советские войска начали контрнаступление под Москвой. Блицкриг Гитлера с треском провалился, а с наступлением суровых морозов немецкие солдаты все чаще стали вспоминать Наполеона.

Так, немецкий генерал пехоты Гюнтер Блюментрит, рассказывая о битве за Москву, сравнивает армию Вермахта с армией Наполеона. «Все больше становилось совпадений с событиями 1812 г. Но эти неуловимые предзнаменования бледнели по сравнению с периодом грязи или, как его называют в России, распутицы, которая теперь преследовала нас, как чума», - написал в своем дневнике Блюментрит. Тогда генерал осознал, что дни блицкрига канули в прошлое, а против Германии стояла армия, «по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми немцам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

Немцы о битве за Москву: "За всю историю мы не встречались с такой сильной армией"
russian7.ru

Офицер Люфтваффе Ганс-Ульрих Рудель также вспоминает предельно низкие температуры, с которыми довелось встретиться немецкой армии в битве за Москву. Суровый российский климат «парализовал» всю технику фашистской Германии, а единственным средством, на котором солдаты Вермахта могли передвигаться, были сани.

«Если раньше, владея инициативой, мы вылетали на поддержку наших наземных войск, то теперь мы сражаемся, чтобы сдержать наступающие советские войска», - резюмирует в своих мемуарах Рудель.

Командующий группы армий «Центр» Франц-Фридрих Федор фон Бок вспоминает о том, с какой поразительной скоростью смогла восстановиться советская армия после наступления немцев в первый период Великой Отечественной войны.

Картинки по запросу Франц-Фридрих Федор фон Бок
russian7.ru

«Русские ухитрились восстановить боеспособность почти полностью разбитых нами дивизий в удивительно сжатые сроки, подтянули новые дивизии из Сибири, Ирана и с Кавказа и заменили утраченную на ранней стадии войны артиллерию многочисленными пусковыми установками реактивных снарядов. Потери среди офицерского и унтер-офицерского состава просто шокируют. В процентном отношении они много выше, нежели потери среди рядового состава», - признается немецкий главнокомандующий.

Немецкий офицер Луитпольд Штейдле называет битву за Москву «прологом к Сталинграду». Помимо многочисленных погибших на немецкую армию сильное психологическое давление оказывала советская пропаганда.

Картинки по запросу Луитпольд Штейдле
russian7.ru

«Они играли на том, что мы измотаны, голодны, а некоторые из нас успели отчаяться. Русские призывали нас: «Сдавайтесь победоносной Красной Армии, тогда вы вернетесь домой сразу после окончания войны», «Сдавайтесь! У нас вас ждут женщины для утех и много еды!», - признается Штейдле, отмечая находчивость красной армии.

Подполковник Вермахта Отто Скорцени, вспоминая о битве за Москву, признает мужество русских солдат. По его словам, именно высокие морально-волевые качества рядовых красной армии позволили Советскому Союзу одержать победу над превосходящей в стратегическом мышлении Германии.

Картинки по запросу Отто Скорцени
russian7.ru

«Начиная с рядового солдата и до командира роты, русские были равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, были моложе и решительнее наших. Отвага русских солдат нагоняла на нас ужас», - заключает Скорцени, добавляя, что с приходом сибирских дивизий на центральный фронт потери Германии превысили 75 процентов.

Источник