Леонид Иванович Пантёлкин, более известный как Лёнька Пантелеев, был самый крутой питерский бандит середины 20-х годов. В многолетней истории преступного мира Петербурга — Петрограда – Ленинграда нет более знаменитого персонажа, чем Ленька Пантелеев.

Можно смело утверждать, что бандит Ленька стал своего рода питерской легендой. Он был настолько неуловимым и фартовым, что ему даже приписывали мистику…
13 февраля 1923 года в перестрелке с чекистами погиб Лёнька Пантелеев — один из самых знаменитых и дерзких петроградских налётчиков.
К 20 годам успел поучаствовать в революционных событиях, повоевать в Красной армии с войсками Юденича и даже послужить в ВЧК. Да и в свою банду он завербовал несколько бывших чекистов и комиссаров.
Хотя его банда действовала лишь около года, по всему Петрограду ходили слухи, что Лёнька неуловим, а его имя стало знаменито в Петрограде не меньше, чем имя Ленина.

Примерный гражданин

Леонид Пантёлкин родился в Новгородской губернии в 1902 году. Фамилию Пантелеев, под которой он стал известен благодаря своему преступному промыслу, он взял позднее, вероятно, из-за её большего благозвучия.
Отучившись в начальной школе и пройдя специальные курсы, Пантелеев получил профессию наборщика в типографии. В те времена типографские работники получали неплохие деньги. В некоторых источниках сообщается, что Пантелеев участвовал в штурме Зимнего дворца в октябре 1917 года, а его самого называют революционным матросом.
Впрочем, в это время ему было 15 лет, матросом он вряд ли был, но в революционных событиях участвовать мог. Тогда возраст не спрашивали.
Известно, что в 1919 году 17-летний Пантелеев добровольцем записался в РККА и принимал участие в боевых действиях против Юденича, наступавшего на Петроград, будучи командиром пулемётного взвода. По некоторым данным, Пантелеев даже попал в плен, но позднее не то смог бежать, не то был отпущен.
В 1921 году огромную к тому моменту РККА демобилизуют. После этого Пантелеев приходит в ЧК. У него была практически образцовая биография — его без проблем приняли на службу. Так едва достигший совершеннолетия Пантелеев стал следователем дорожно-транспортной комиссии ЧК Северо-Западных железных дорог.

Леонид Пантелеев — действующий сотрудник ВЧК ( стоит четвертый справа).
Правда, служба его была недолгой. Всего через три месяца его понижают в должности и отправляют агентом-контролёром в Псков. А в январе 1922 года, всего через полгода после начала службы, Пантелеева из органов уволили.
Причина увольнения так и осталась неизвестной, благодаря чему позднее возникли различные версии, вплоть до самых сомнительных: якобы Пантелеева внедрили в преступную среду. В действительности Пантелеева заподозрили в соучастии в налёте, но доказательств было мало.
Время, проведённое в ЧК, не прошло даром: там ему удалось найти сподвижника. Одним из первых членов банды Пантелеева стал его бывший сослуживец по ЧК Леонид Басс. Кроме того, в банду вступил бывший комиссар одной из частей РККА Варшулевич, а ближайшим сподвижником, «адъютантом» Пантелеева, был член партии Гавриков.
Впрочем, в банде были не только бывшие чекисты и комиссары, но и двое профессиональных уголовников: Рейнтоп и Лисенков.

Лихая банда

Первые годы после окончания Гражданской войны стали временем расцвета налётчиков. Профессиональные преступники дореволюционной эпохи строго разделялись на категории и соблюдали неписанные правила и традиции.
Но революция в те годы происходила не только в политическом, но и в криминальном мире. Старые традиции уходили в прошлое. Например, самый знаменитый московский налётчик Яша Кошельков, однажды ограбивший самого Ленина, до революции был карманником.
Задача налётчиков облегчалась чекистами, которые каждую ночь проводили обыски, в такой атмосфере им ничего не стоило, представившись чекистами, проникать в жилища и грабить их.

В 1922–1923 годах прошла вторая волна налётчиков. Теперь большую их часть составляли уже не профессиональные преступники, а демобилизованные из армии солдаты, ранее не имевшие проблем с законом.
Привыкшие к безнаказанному насилию на войне и при подавлении крестьянских выступлений, они уже с трудом вписывались в мирное общество. Кроме того, многие были разочарованы начавшимся НЭПом, который наиболее радикальные из идейных коммунистов рассматривали как предательство революции и реставрацию капитализма.
Налётчики действовали дерзко и ничего не боясь, зачастую за ними тянулся длинный шлейф кровавых преступлений. Они терроризировали города и стали головной болью уголовного розыска и ЧК.
В марте 1922 года банда Пантелеева совершила первое преступление. Был осуществлён налёт на квартиру меховщика Богачёва. Угрожая хозяевам оружием, бандиты обыскали квартиру и забрали несколько меховых вещей.
Впрочем, сам Пантелеев первым делом остался недоволен, считая добычу незначительной. Поэтому уже через две недели они по той же схеме совершили налёт на квартиру доктора Грилихеса. Но и в этом случае разжиться деньгами не удалось.
После первых неудач Пантелеев впал в депрессию и три месяца не ходил на дело. Ремесло налётчика оказалось не настолько прибыльным, как он предполагал. Между тем осталось немало свидетелей, которые хорошо его запомнили и описали милиционерам, и Пантелеев попал в сводки разыскиваемых милицией.

В июне, ехавшего в трамвае Пантелеева совершенно случайно узнал чекист по фамилии Васильев и попытался задержать преступника. Пантелеев, отстреливаясь, бежал. Его пытался задержать начальник охраны Госбанка Чмутов (через двор этого учреждения Пантелеев уходил от погони), но в перестрелке был убит. Так пролилась первая кровь, а Пантелеевым очень внимательно заинтересовались органы.
Милиция начала поиск Пантелеева, методично задерживая и допрашивая его многочисленных сожительниц. У симпатичного и молодого Пантелеева было множество любовниц, которых он использовал в качестве наводчиц, предпочитая женщин всем остальным, так как полагал, что влюблённая женщина никогда не выдаст его милиции.
Перестрелка придала захандрившему Пантелееву дополнительный импульс, и он активизировал свою деятельность. Банда совершила налёт на квартиру доктора Левина, куда они попали под видом матросов, пришедших с жалобами на здоровье. Хозяев квартиры связали и вынесли из неё почти все вещи.
Через несколько дней банда Пантелеева под видом чекистов, пришедших с обыском, ограбила ювелира Аникеева. При этом бандиты так хорошо играли свою роль, что соблюли все необходимые формальности с документами, но прокололись на мелочи.
Ордер на обыск был выдан на имя Алексея Тимофеева, а один из бандитов по невнимательности расписался как Николай Тимофеев. Этот факт насторожил хозяина квартиры — после ухода бандитов он обратился в ЧК за разъяснениями и узнал, что никакого обыска у него не проводилось и не планировалось.
Пантелеев начал менять схему работы, большинство налётов приносило сущие копейки, он перестал брезговать даже банальным уличным насилием. Бандиты начали выходить по ночам на Марсово поле и останавливать извозчиков, перевозивших граждан, которые казались Пантелееву состоятельными.


После этого, угрожая оружием, они забирали все ценности, имевшиеся при них. Аналогичное ограбление на улице Караванной закончилось кровью: Пантелееву почудилось, что жертва — Николаев — хочет достать револьвер, и его застрелили. Также застрелили и жену, чтобы не оставлять свидетелей.
Про Пантелеева ходили слухи, что он грабит только нэпманов и не трогает пролетариев, но на само деле ему было всё равно, главное, чтобы у жертвы были при себе какие-то ценности.

Лёнька попался

В сентябре 1922 года карьере Пантелеева едва не пришёл конец. Он попался в руки милиции. После очередного удачного ограбления Пантелеев и Гавриков зашли в обувной магазин купить новую обувь. Совершенно случайно туда же зашёл милиционер Бардзай, узнавший Пантелеева.
Завязалась перестрелка, в результате которой милиционер был убит. Однако прибывшие на подмогу коллеги смогли задержать бандитов. Пантелеева при задержании сильно ударили по голове, поэтому на самой знаменитой фотографии, сделанной после ареста, он запечатлён с перебинтованной головой.
Начался суд, и, учитывая богатый послужной список Пантелеева и несколько убийств, завершиться он мог только смертным приговором. Однако на суде Пантелеев был на удивление спокоен и даже вальяжен.

Позднее стало понятно спокойное поведение Пантелеева: он уже готовил свой побег. Бежать из зала суда было немыслимо, бандита охранял двойной конвой. Но это не значит, что нельзя бежать из Крестов.
Одному из надзирателей по фамилии Кондратьев посулили 20 миллиардов рублей (сумма существенная, но, учитывая инфляцию того времени, не такая уж огромная) за помощь. Он должен был отвлечь другого надзирателя, а потом выключить свет, чтобы размещённые в соседних камерах подельники Пантелеева и он сам смогли бежать. План блестяще удался.

Снова на свободе

Но теперь банде Пантелеева было уже значительно труднее. Благодаря громкому судебному процессу и не менее громкому побегу, за бандитами охотилась вся петроградская милиция и ЧК. И каждый третий обыватель знал Пантелеева в лицо.
Бандиты разделились, Пантелеев и Гавриков стали работать на Марсовом поле, грабя запоздалых прохожих. Однако состоятельных людей среди них было мало, Пантелеев получал от своего промысла сущие копейки. Кроме того, милиция заинтересовалась резко возросшим количеством грабежей на Марсовом поле, и Пантелеев покинул это место.
Он стал подозрителен, всюду ему чудились агенты угрозыска и ЧК. Он даже застрелил случайного матроса, когда ему показалось, что тот преследует его. Попытка подобраться к бандитам через перевербованного надзирателя Кондратьева также не удалась, Пантелеев заметил слежку за надзирателем и не явился на встречу.
Зимой банда вновь собралась вместе и совершила последнюю и самую кровавую серию налётов. На этот раз они вламывались в квартиры и убивали своих жертв при малейшем подозрении того, что они окажут сопротивление.


Патруль ВЧК ищет Пантелеева на улицах.
После серии кровавых грабежей за Пантелеева взялись особенно серьёзно. Была создана специальная ударная группа ГПУ, чьей задачей был поиск и поимка налётчика.
В середине декабря Пантелеев и Гавриков, изрядно выпив, решили посетить ресторан «Донон». Ресторан был фешенебельным, его посетителями в основном были те, кого тогда называли нэпманами, и пьяных Пантелеева и Гаврикова отказались пускать в зал. Те устроили скандал, в результате чего метрдотель вызвал милицию.
Увидев милиционеров, бандиты бросились бежать, но их задержали. Поскольку милиционеры не узнали Пантелеева, его конвоировали как обычного хулигана. Благодаря этому Пантелеев сумел бежать, ударив конвоиров. Завязалась перестрелка, но бандиту, раненному в руку, удалось уйти от погони, спрятавшись в здании церкви. Однако его подельник остался в руках милиции.

Конец Пантелеева

Это означало, что Пантелеев лишился большей части своих конспиративных квартир, в которых он мог залечь на дно и переждать бурю. Теперь приходить туда было бессмысленно, в каждой из них могла ждать засада.
Январь 1923 года стал последним месяцем деятельности банды. Пантелеев, загнанный в угол и ночевавший на вокзалах, пустился во все тяжкие. Его банда иногда совершала по несколько грабежей в день. За свой последний месяц на свободе Пантелеев совершил больше убийств чем за всю жизнь.
Жертвами Пантелеева за этот месяц стали десять человек, а всего он со своими подельниками совершил за этот период почти 40 грабежей и налётов. Город был в панике, все преступления, совершавшиеся там, приписывались Пантелееву и его банде.

С. Кондратьев, начальник оперативной группы ГПУ, руководивший поисками Л.Пантелеева.
Практически на каждой из конспиративных квартир Пантелеева были установлены засады. Пантелеев несколько раз заявлялся туда с проверкой, но ему удавалось уходить от засад. Так было до 13 февраля 1923 года.
Ночью Пантелеев вместе с соратником по кличке Корявый решили навестить знакомую проститутку, жившую на Можайской улице. Они были уверены, что об этой квартире правоохранителям ничего неизвестно. С гитарой и выпивкой они заявились в квартиру и наткнулись на засаду — в жилище их уже поджидали четыре красноармейца во главе с чекистом Бусько.
Пантелеев даже не успел достать оружие, как был застрелен. Стоявший рядом с ним Корявый получил ранение и был арестован. Однако новость о гибели Пантелеева была встречена с недоверием, после того, как он бежал из тюрьмы и столько раз уходил от погони, о Пантелееве пошла слава как о неуловимом преступнике, он даже получил прозвище Лёнька Фартовый. Кроме того, в городе продолжали происходить грабежи и налёты.
Чтобы положить конец слухам, тело Пантелеева было выставлено на всеобщее обозрение в морге, чтобы каждый желающий мог убедиться в гибели знаменитого преступника.
Второе рождение мифа о неуловимом Лёньке произошло уже в брежневские времена и совпало с очередной волной революционной романтики в советской культуре. Пантелееву и борьбе с ним была посвящена одна из серий крайне популярного советского сериала «Рождённая революцией» — эпической истории советской милиции.

Правда, в фильме образ Пантелеева существенно отличается от реального, кроме того, ему приписывается более 80 убийств, тогда как в действительности их было порядка пятнадцати. Благодаря этому фильму образ Пантелеева перекочевал в подпольную тогда ещё блатную песню, а после распада СССР Пантелеев стал героем многочисленных песен в жанре шансона.
Именно благодаря фильму Пантелеев и стал известен как налётчик № 1, хотя в действительности его банда не была ни самой кровавой, ни самой успешной. Примерно в то же время действовали куда более жестокие и наводившие даже больший ужас банды: банда Котова (на счету которой 116 убийств), банда Белова (27 убийств). Однако сейчас их имён никто не помнит. А Пантелеев стал своеобразным символом петроградского криминала.

Источник