Сколько двойников было у Сталина, никто точно не знает. Это считалось государственной тайной. Называют разные цифры, от 12 до 20.

Впервые вождь озаботился необходимостью иметь двойника после убийства Кирова. Нарком внутренних дел Ягода послал гонцов на юг страны, где могли быть люди, похожие на товарища Сталина. И они были найдены…
Одним из них оказался бухгалтер из Винницы Евсей Лубицкий. Он был очень похож на отца народов. Даже поджимал левую руку, как Сталин. Семью Лубицкого втайне от него вывезли из Винницы и расстреляли. А самого бухгалтера поместили на конспиративной квартире в Подмосковье.
Прислали туда парикмахеров, портных, гримеров. И они сделали все, чтобы двойник был похож на вождя как две капли воды. Пришлось, правда, Лубицкому научиться курить. Для этого ему сделали точную копию знаменитой трубки Сталина.

Подготовка двойника велась около полугода. Теперь он мог копировать любой жест вождя, перенял даже его акцент. Евсей охотно играл предложенную ему роль.
Но вот настал день, когда двойник должен был предстать перед Иосифом Виссарионовичем. Лубицкого доставили на Кунцевскую дачу. Уидев Лубицкого, Сталин от души расхохотался – ему казалось, что он видит свое зеркальное отражение. Даже угостил Евсея коньяком.
Потом вождь решил устроить проверку. Пригласил к себе нового наркома Ежова, а сам спрятался в соседнем кабинете. Ежов, поедая двойника глазами, отрапортовал о делах в его «хозяйстве», сообщил о количестве расстрелянных… Присутствовавший при проверке начальник охраны сделал нетерпеливый жест, видимо, опасался, что главный чекист сболтнет при постороннем лишнего. Евсей – человек сообразительный – поспешил проводить посетителя, метко прозванного в народе “кровавым карликом”.

Слева — Сталин, справа — Феликс Дадаев

Михаил Геловани в роли вождя народов
Вторым двойником стал дагестанский актер Феликс Дадаев, который играл роль вождя в кино. В качестве еще одного лже-Сталина присмотрели Христофора Гольштаба. Он был очень похож на Иосифа Виссарионовича, не хватало только оспин на лице.
Врачи быстро устранили этот недостаток. Через несколько месяцев Гольштаб заменил вождя на трибуне Мавзолея во время первомайской демонстрации. Куда Гольштаб потом делся, никто не знает. Его место снова занял Евсей Лубицкий.

Убить его хотели многие

Незадолго до кончины бывшего сотрудника личной охраны вождя А.Т. Рыбина автору этой статьи удалось взять у него интервью.
− Были ли у товарища Сталина основания опасаться за свою жизнь? – рассуждал Алексей Трофимович. – Были. Охота на него началась в 1930-х годах и продолжалась до самой его смерти. 16 ноября 1931 года в 15:35 вождь шел в Кремль по Ильинке. В районе Гостиного двора некто Огарев, белый офицер, сотрудник британской разведки, встретил Сталина и попытался выхватить револьвер. Но тут же был скручен подбежавшей охраной. С того дня ЦК не рекомендовал Сталину прогуливаться одному без сопровождения охранников.

В начале 1930-х годов был раскрыт заговор старых большевиков во главе с Авелем Енукидзе, которые готовили арест Сталина, отступившего от заветов Ленина. Все заговорщики были расстреляны. В 1938-м был предотвращен уже военный переворот. Чекистами был схвачен офицер Тульского гарнизона Данилов. Переодевшись в форму НКВД, тот пробрался на кремлевский двор, где прогуливался Сталин, и попытался, как он заявил на допросе, отомстить за расстрел маршала Тухачевского.
Вообще, 1938-й год стал «урожайным» на покушения. Операцию «Медведь» подготовила японская разведка, использовав перебежавшего к ним начальника Дальневосточного управления НКВД Генриха Люшкова. Целью операции было убрать вождя на одной из его дач. Исполнителями назначили белогвардейцы из «Союза русских патриотов». О планах террористов сообщил наш агент, внедренный в японскую разведку под псевдонимом Лео.
По словам Алексея Трофимовича Рыбина, утром 1 мая 1939-го был предотвращен еще один теракт со стороны японских спецслужб. Посланные ими террористы пытались пронести в Мавзолей мину. Ее намеревались подорвать в момент появления на трибуне Сталина и членов ЦК и правительства. Сигнал о подготовке теракта поступил от того же Лео из Маньчжоу-го, занятого японскими интервентами.


6 ноября 1942 года спрятавшийся на Лобном месте дезертир Савелий Дмитриев открыл стрельбу по выехавшей из Спасских ворот правительственной машине. Он принял автомобиль наркома Анастаса Микояна за машину Сталина. В 1943-м абвером была подготовлена операция по уничтожению прибывших на Тегеранскую конференцию Сталина, Рузвельта и Черчилля. Акцию предотвратили советские разведчики.
Очередное покушение на Сталина в августе 1944 года должен был совершить попавший в немецкий плен бывший командир пулеметной роты Петр Таврин. Его задержали чекисты. Таврин должен был выстрелить в автомобиль Сталина из нарукавного «панцернакке» − портативного гранатомета.

В случае неудачи ему следовало затаиться и подложить мину замедленного действия под правительственную ложу в Большом театре. Гитлеровцы знали, что советский вождь не пропускает ни одной премьеры. Правда, в театр должен был пойти вместо Сталина его двойник.

На войне

− Убить Сталина могли и во время его кратковременных выездов на фронт. Мало кто знает, что вождь первый раз выезжал на фронт в июле 1941-го. Тогда на Малоярославском направлении Сталин осматривал местность, где сосредоточились войска для отражения наступления на Москву. В начале 1942-го мы сопровождали его на Можайско-Звенигородскую линию, − вспоминает А.Т. Рыбин. − А в середине ноября 1941-го он выехал в 16-ю армию Рокоссовского по Волоколамскому шоссе, чтобы увидеть «катюшу» в действии.
Эта поездка была опасной, так как гитлеровцы охотились за «катюшей» и собирались высадить для ее захвата десант. «Паккард» Сталина, едва выехав, застрял в снегу. Вождь пересел в более мощный «Форд». Начался артобстрел, потом налетела вражеская авиация. Охрана всю дорогу дрожала за жизнь товарища Сталина. Наверняка немцы узнали о его появлении на фронте.


Потом были и другие поездки. Например, в первых числах августа 1943-го Сталин выезжал на Калининский фронт к генералу Еременко.
− А почему в интересах безопасности не отправили на позиции, вместо вождя его двойника? Вы сами-то могли бы сразу распознать, кто перед вами: хозяин или же двойник?
− Иосиф Виссарионович трусом он никогда не был. Наоборот… Предложили ему как-то раз подмену. Он так посмотрел − бр-р-р, до сих пор, как вспомню, мурашки бегут по спине… Послал нас сами понимаете куда, в этом он большой мастер был. Я сразу различал, кто передо мной: вождь или его двойник. Не знаю как это объяснить, запах, что ли, был другой.
Взгляд особый − это не сыграешь, и акцент его не мог по-настоящему подделать никто. Близкое окружение тоже знало, когда перед ними был липовый Сталин. За много лет совместной работы с ним люди изучили вождя. Вот члены делегации английских рабочих, приезжавшие в Москву еще до войны, купились на двойника.

Сталин мог погибнуть, находясь на одной из дач при авианалете, − вспоминал Алексей Трофимович. − Замкоменданта Кунцевской дачи Петр Васильевич Лозгачев рассказывал, как в ноябре 1941-го бомба упала рядом с забором, но не взорвалась. Приехавшие саперы сняли стабилизатор, а там записка на немецком: «Чем можем, тем помогаем. Рот Фронт!».
− Но известно, что Сталин в первые дни войны был деморализован.
− Чепуха все это. В 3:30 22 июня, когда позвонил Жуков и сообщил страшную весть, Сталин сразу же выехал с дачи (он спал, не раздеваясь, ждал, что война может начаться с минуты на минуту). В Кремле был в 4:00. В тот день он принял около двадцати человек.

Отравление было исключено

− А не было опасности, что Сталина в ходе войны могли просто отравить?
− Исключено. Перед тем как подать блюда на стол, их пробовали не только повара. Обычно борщ он сам себе наливал, любил угощать гостей. Каждый ел сколько хотел. Принуждал Хозяин только к выпивке. Любил наблюдать, как быстро хмелеют товарищи.

Никита Хрущев вообще напивался до поросячьего визга. Его с трудом доставляли домой. Хуже было с Микояном. Он пил только вино, и то в малых дозах. Сталин, видя это, предлагал попробовать то одно вино, то другое. Микоян после таких «проб» быстро хмелел.

Застолье без двойника

− Присутствовал ли на этих застольях кто-нибудь из двойников?
− Никогда. Вождь этого не любил… Вы вот спрашиваете, были ли попытки отравить Сталина. Думаю, в тот печальный день в начале марта 1953-го кто-то подлил ему в вино яд.
В то время для диверсионных целей в токсикологической лаборатории НАКВД Григория Майрановского разрабатывали яды, которые трудно было определить. Он как раз синтезировал «паучий яд», который вызывает отравление, нарушает дыхание, кровообращение, поражает головной мозг. Достаточно было смешать яд с водой или минералкой…

Это, видимо, и было сделано. К тому времени, когда к вождю были допущены врачи, яд уже поразил мозг. Формула крови свидетельствовала о наличии токсинов в организме больного. К Сталину врачей допустили поздно − себе дороже было невзначай разбудить Хозяина.
Впрочем, Берия не сильно торопился. Многие потом наблюдали, с каким злорадством он смотрел на остывающее тело. Вождь в последние дни в чем-то подозревал Берию, и тот опасался, что его арестуют. Впрочем, эта тема для нас покрыта завесой тайны.

Источник