Михаила Суслова называли «Победоносцевым Советского Союза» и вторым после Брежнева человеком в стране.

Он стал главным идеологом СССР, обладал невероятной властью, за ним зачастую оставалось последнее слово в решении важных вопросов, но несмотря на все это, Суслов был необычайно скромен и вел почти аскетичный образ жизни.

Михаил Суслов родился 21 ноября 1902 года в крестьянской семье. Он прилежно учился и довольно быстро сумел сделать себе карьеру в партийных рядах. Уже в 1931 году он был переведен в аппарат Центральной контрольной комиссии ВКП (б) и Наркомата Рабоче-крестьянской инспекции. А через три года перешел в Комиссию советского контроля при СНК СССР. Суслов был ярым марксистом, непоколебимо стоял на позициях ортодоксального толкования марксизма. Его всегда занимали вопросы идеологии. Еще в юности, выступая на заседании Хвалынской городской организации Коммунистического союза молодежи с докладом «О личной жизни комсомольца», он зачитал свои нравственные заповеди, которым должна следовать советская молодежь. Тезисы молодого Суслова были опубликованы и разошлись в другие ячейки.
Суслов был вторым человеком в брежневском политбюро
В годы войны он был первым секретарем Ставропольского крайкома партии. Во время оккупации занимался организацией партизанского движения, был членом Военного совета. В 1944 году его отправили в освобожденную Литву и наделили чрезвычайными полномочиями. В задачи Суслова входила ликвидация последствий войны и борьба с «лесными братьями». В 1947 году функционер становится секретарем ЦК ВКП (б), а секретарей тогда было всего шесть, включая самого Суслова и Сталина. В том же году участвует в общесоюзной философской дискуссии, после которой его ставят начальником Управления пропаганды и агитации ЦК КПСС вместо Александрова. Суслов организовал борьбу с космополитизмом, два года работал главным редактором рупора партии — газеты «Правда».

Суслов и Сталин

Пиком карьеры аппаратчика при Сталине стало избрание в 1952 году членом Президиума ЦК КПСС, но после смерти вождя Суслова вывели из его состава. Правда продлилось это недолго. Уже 16 апреля его вернули и поставили руководителем отдела внешней политики ЦК партии. Во время первой попытки смещения Никиты Хрущева летом 1957 года Михаил Суслов был одним из немногих, кто проголосовал против освобождения генсека от должности. Но уже в 1964-м он был председателем на Пленуме, который освободил Хрущева от всех его постов.

Всю полноту власти Суслов обрел во время правления Леонида Брежнева. Он стал «серым кардиналом», мог отменить любое решение, переубедить генсека, а иногда и сам Брежнев оставлял последнее слово за Михаилом Андреевичем. Современники вспоминают, что Суслов, следовавший всем канонам марксизма и любивший порядок, был очень жестким руководителем. Например, на все выступления он давал 5−7 минут, а если кто-то долго разглагольствовал, то просто обрывал его и говорил «Спасибо». Выступающему не оставалось ничего иного, как сконфуженно удалиться. Кадровые и рабочие вопросы Суслов тоже решал резко. Если он надолго уезжал, то по приезде отменял все принятые без него решения. А если решение по вопросу уже было принято даже с участием Брежнева, то он мог легко его отменить и пойти доказывать генсеку свою точку зрения.


При Суслове идеология была возведена в культ. Именно он ввел изучение в советских вузах такой диковинной дисциплины как «научный коммунизм». По нему даже сдавали госэкзамен, а поступить в аспирантуру без сдачи «идеологических» дисциплин было невозможно. Всеми вопросами идеологии Суслов заведовал лично и не допускал в них никакого вмешательства. Он был готов вступить в схватку даже с КГБ. Когда из Канады стали выдворять советских шпионов, Андропов обвинил в этом тогдашнего посла СССР и потребовал отозвать его. На что Суслов напомнил, что не КГБ назначал «товарища Яковлева послом в Канаде».

Несмотря на невероятную власть, в жизни Суслов был скромен. Он всегда был приветлив и сдержан, даже со своими оппонентами. В быту был практически аскетичен. Всегда ходил в галошах, старомодных костюмах и одном и том же пальто. Новое он купил себе только после того, как Брежнев на одном из заседаний Политбюро предложил присутствующим скинуться Суслову на обновку. Даже мебель в его квартире и на даче ему не принадлежала и имела пометку «Управление делами ЦК КПСС». Он не пил и не курил. Причем иногда это доставляло немало неудобств. Например, на официальных приемах ему в рюмку вместо водки наливали кипяченую воду. Правда в еде Суслов был прихотлив, в том смысле, что осетрине предпочитал пюре с сосисками. Он не принимал вообще никаких подарков, не говоря уже о взятках. Даже книгу он брал только если ее ему презентовал сам автор. А если кто-то из сослуживцев осмеливался сделать ему презент, то тот мог и лишиться работы. Однажды Суслов даже уволил директора телевизионного завода за то, что тот вручил команде-победительнице в хоккейном матче телевизор. Суслов спросил: «Он что, свой собственный телевизор отдал?».

Его аскетичный образ жизни нередко вызывал иронию. Суслов ходил в одних галошах пока не стирал подошву, в любую погоду. По галошам, стоящим под вешалкой, все узнавали, что он на месте. Также Секретарь ЦК не ездил со скоростью выше 60 км/ч. Брежнев, если видел, что по Можайскому шоссе все плетутся, говорил: «Михаил, «наверное едет». Леонид Ильич в личной беседе со всеми был на «ты» и называл по именам, но вот перед Сусловым будто робел и называл его «Михаил Андреич». Конечно, Суслов поражал всех своим поведением, но оно было абсолютно искренним. Возвращаясь из заграничных поездок он всю валюту возвращал в кассу, до копейки расплачивался в столовой за комплексные обеды. Многие годы Суслов переводил часть своей зарплаты в Фонд мира, но никто об этом не догадывался. Он любил порядок, чтобы все было правильно и честно, и требовал этого и от остальных. Вот так, Михаил Суслов будучи одним из самых могущественных людей страны, оставался, вероятно, самым скромным представителем верхушки власти.

Источник