В нашей памяти остались ЛАЗики, ЗиУ и прочие изобретения советского автопрома как транспорт нашего детства. В них было удобно смотреть через прозрачное стекло за работой водителя, виснуть на поручнях и греться у двигателя зимним утром по дороге в школу в первую смену.
Попытаемся вспомнить те машины, последние из которых были списаны лет пять назад.




Автобус ЛАЗ-695
Автобусы из украинского Львова появились на улицах белорусской столицы еще в 60-х. Поговаривали, что дизайн этой машины, так сказать, позаимствовали у немецких Magirus. По традиции советского времени все агрегаты заменили на отечественные. Автобусы имели малую вместимость, душные салоны и узкие двери, однако пользовались огромным спросом как лучшее средство передвижения в городе. В Минске в середине 80-х старые модели (с остеклением скатов крыши и воздухозаборниками в виде щелей-«жабр» на боковинах) еще не успели сгнить, как уже подоспели новые, с фирменным козырьком. Примечательно, что изначально украинцы считали дизельный двигатель неподходящим для городского автобуса. Пойдя вразрез с мнением всего остального мира, они установили бензиновый агрегат в заднюю часть машины.


Именно на «галерке» салона скапливались холодными зимами наиболее продрогшие пассажиры. Раскинуться на задних сиденьях, которые больше напоминали диваны, считалось у пионеров тех времен особой привилегией. Никто из ребятни не догадывался, что комфортная теплота — одна из главных проблем модели. Из-за нередких перегревов двигателя вышла из строя не одна машина. Старые ЛАЗы разгонялись до 70 км/ч и потребляли 35—40 литров топлива на 100 км. Несмотря на небольшие габариты, в автобусе было 33 сидячих места и помещалось 55 пассажиров. В утренние часы пик советские труженики доказывали, что технические характеристики указаны со значительным преуменьшением.


Со временем ЛАЗы отправили на непопулярные маршруты. Но в начале не самых богатых 90-х Минск снова вернулся к бюджетным «горбатым» машинам из Львова. Последние поставки этих автобусов были в 1992—1993 годах. У вернувшихся в нашу столицу ЛАЗов появились гидроусилитель руля и двойная главная передача (без колесных редукторов). Однако работать на городских маршрутах моделям довелось недолго. Минчан стало больше, маленькие неудобные автобусы не справлялись с нагрузкой, посадка осуществлялась слишком медленно — два человека с трудом могли войти одновременно. Более современные машины вытеснили их вначале на второстепенные, а после и вовсе на пригородные, «дачные» маршруты. В июле 2007 года в честь 940-летия Минска было торжественно объявлено, что ЛАЗ-695 сняты со всех регулярных маршрутов коммунального пассажирского транспорта. На смену им пришли родные экземпляры, выпущенные МАЗом.

Троллейбус ЗиУ
По центральному проспекту города, пережившему столько переименований и называемому минчанами просто Проспект, когда-то ездили троллейбусы — №1 и №2. Это были ЗиУ. Выпускали их в городе Энгельсе, на Ордена Трудового Красного Знамени Троллейбусном Заводе имени Урицкого. К счастью, в аббревиатуру вошли начальные буквы только последних трех слов. Модель стала легендарной хотя бы потому, что в 90-х на постсоветском пространстве новые государства стали выпускать свои собственные варианты троллейбусов — «клоны» стареньких ЗиУ. Оригиналы же отличались от еще более древних экземпляров решеткой воздухозаборника под лобовым стеклом и расположением окон с форточками вдоль правого борта. В салоне вдоль левого борта был установлен только один ряд сидений — за счет этого стало больше стоячих мест.


Машину оснащали мотором-генератором для преобразования входного постоянного напряжения 550 В. Он вращал соосный с ним генератор постоянного тока на служебные 24 В. Из-за такого решения был слышен постоянный шум от работающего мотора-генератора. В результате приближающиеся изношенные троллейбусы привлекали к себе внимание зазевавшихся пассажиров издалека. Интересно, что силовые 550-вольтовые цепи и агрегаты изначально располагались под полом. Но из-за низкой электробезопасности инженеры все же перенесли оборудование на крышу троллейбуса, а также в шкаф за водительским креслом. Однако по городским улицам ездили и модели с прозрачным окошком за спиной водителя. Обычно у передней двери скапливались школьники, наблюдавшие сквозь стекла за таинством управления.


В 1994 году появились белорусские версии энгельсского троллейбуса: АКСМ-101 и «ЗиУ-Белкоммунмаш». Столичные знатоки транспорта быстро нашли простой способ отличить белорусскую машину от российской: если фары расположены на «груди» троллейбуса — это ЗиУ, а если вмонтированы в бампер — это АКСМ. На протяжении 90-х наш город продолжал закупать улучшенные варианты ЗиУ-9, но отечественный «Белкоммунмаш» со своими АКСМ постепенно вытеснил «старичка» с минских улиц. Помогал ему и МАЗ с моделями 103Т — «клоном» автобуса, но с «рогами».



Автобус «Икарус»
200-е (260-й и сочлененный 280-й) «Икарусы» — целая эпоха в истории не только советского, но и мирового автобуса. Первые экземпляры появились в Минске еще в 1973 году. Двигатель в них располагался посередине колесной базы, из-за чего нельзя было сделать низкий пол. Зато вместимость была значительно увеличена — в машине могли ехать до 160 человек. Выпускались автобусы в Венгрии, вплоть до 2003 года. В отличие от ЛАЗов, «Икарусы» многим запомнились холодом. В России, например, они получили прозвище «БМРТ» («большой морозильный рыболовный траулер»), из-за сильного обледенения салона зимой. А 280-ю модель стали называть «гармошкой» из-за ассоциаций, которые вызывало место сочленения автобуса. Другую кличку — «колбаса» — машина получила за непривычную для тех времен длину.



Автобусы, поставлявшиеся в разные страны соцлагеря, имели различную заводскую окраску: для СССР — ярко-желтую и, позже, белую, для Польши, Чехословакии и Болгарии — красную, для Венгрии — синюю с серыми дверями и крышей. Дизайнерское решение 200-х не отличалось изысками: ровный параллелепипед, никаких признаков аэродинамики. Основная ставка была сделана именно на пассажировместимость: поворотно-сдвижные двери, широкий проход, мягкие и удобные кресла, широко открывающиеся большие окна и, конечно, много места в салоне. Облик, тем не менее, оказался настолько запоминающимся, что спутать эти автобусы с другими просто невозможно.


Машины оснащались 180-сильными двигателями и механическими коробками передач. Последние были менее удобными для водителей, чем автоматические, но оказались невероятно надежными и выносливыми. Однако за такое удовольствие пришлось платить: в 90-х независимая Беларусь ощутила дороговизну и, как следствие, — дефицит запчастей. Еще до середины последнего десятилетия XX века Минск покупал подержанные «Икарус-260» и «Икарус-280», отработавшие свой век или замененные на более современные из Германии, Польши и других стран Европы. Потрепанные временем «двухсотки» успешно доказывали на наших улицах свою живучесть и надежность. Отказываться от них никак не хотели. В Гомеле наладили производство по капремонту «Икарусов», «Амкодор» попробовал сделать совместное белорусско-венгерское предприятие, но оно просуществовало недолго. На городских маршрутах стали появляться МАЗы, изначальная стоимость которых составляла «космические» 200 тысяч долларов. Со временем иностранные комплектующие заменили отечественными, снизив эту сумму на процентов 60. Последним годом использования «гармошек» в столице считается все тот же 2007-й.



Нельзя сказать, что транспорт нашего детства абсолютно исчез с городских улиц. На форумах транспортников периодически появляются сообщения о том, где были замечены, например, старенькие ЛАЗы. Существуют и сообщества, которые «охотятся» за моделями середины 80-х, — чтобы пофотографировать их, а при возможности и посидеть на скрипучих сиденьях из коричневого кожзама. Пожалуй, лучший способ поностальгировать о поездках в школу по будням и в парк по выходным всего за 4 копейки.

Источник