Советский Союз 1986 года — это уже не просто история, но и личные воспоминания, хотя и весьма юные. Сказать, что именно в тот год мы почувствовали над страной «ветер перемен», было бы неправдой.
Новая риторика очередного генсека казалась обычной кампанейщиной, дежурной болтовнёй, которой к тому времени все были сыты по горло.
Зашедшего в любой книжный магазин СССР 1986 года встречал такой актуальный плакатный ассортимент.



Состоявшийся в феврале—марте 1986 года XXVII съезд КПСС изменил программу партии: провозглашался курс на «совершенствование социализма» (а не «построение коммунизма», как ранее); предполагалось к 2000 году удвоить экономический потенциал СССР и предоставить каждой семье отдельную квартиру (программа «Жильё—2000»).
Сам съезд прошёл совершенно дежурно:
Советское население дежурно продолжало ходить на партсобрания, заводские митинги и праздничные демонстрации. 1 мая 1986 года в г. Вытегра Вологодской области.

01.03.1986 г. на заводе тяжелых и уникальных станков состоялся митинг советско-венгерской дружбы. Делегация Венгерской социалистической партии с визитом в Ульяновске.


Тем временем в недрах ЦК КПСС совершенно незаметно для широкой публики шла подспудная разрушительная работа.
Едва ли кому-то могло прийти тогда в голову, что среди членов Политбюро уже есть люди, который готовят уничтожение СССР.
Заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС Александр Николаевич Яковлев на пресс-конференции для советских и иностранных журналистов. Пресс-центр XXVII съезда КПСС.

За скучнейшей внешностью и дежурными фразами этого партаппаратчика скрывался будущий «прораб Перестройки».
Взрывать страну начали сразу по-крупному.
В результате какого-то глупейшего «эксперимента», больше похожего на хорошо спланированную диверсию, 26 апреля 1986 г. разнесло 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС.

Вопреки прежней советской традиции, об аварии советские СМИ сообщили практически сразу, создав тем самым первый прецедент «гласности».

Чернобыльская авария расценивается как крупнейшая в своём роде за всю историю атомной энергетики, как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от её последствий людей, так и по экономическому ущербу.
Пока официальные СМИ деловито рассказывали о ликвидации последствий, страну наводняли слухи об истинных масштабах бедствия, один страшнее другого. Это был крупнейший удар по общественному сознанию, целью которого являлось посеять в умах граждан СССР страх и неуверенность, создать у населения негативный психологический фон для дальнейших манипуляций.
Вскоре последовала вторая катастрофа, обескураживающая своей нелепостью.
31 августа 1986 года в 23 часа 20 минут пароход «Адмирал Нахимов» потерпел крушение в 15 км от Новороссийска и 4 км от берега. Погибли 423 из 1234 человек.
Пройдёт ещё пару лет и череда чудовищно-нелепых катастроф выстроится в мозгу обывателя в стройную логическую цепочку в виде стишка «Перестройка — это фактор!»
И всё же катастрофы 1986-го были лишь предвестниками большой Беды, а в тот год страна всё ещё продолжала жить своей спокойной, размеренной жизнью, почти неотличимой от позднего Застоя.
Несмотря ни на что, экономика СССР продолжала поступательное развитие, осваивая одновременно множество сложнейших технологических и инфраструктурных проектов.
Советский автопром шёл в свой последний и отчаянный прорыв.
В феврале 1986 года на конвейере АЗЛК был собран первый автомобиль модели Москвич-2141.

Отличная машина, «всего» на 10 лет отставшая от своего западного прообраза Simca-1307.
В том же году родилась «девятка», ВАЗ-2109 «Спутник»/Samara, хотя на конвейер она встанет годом позже.

Ко дню открытия XXVII съезда КПСС в феврале 1986 года Запорожский завод «Коммунар» обязался выпустить опытную партию — 30 автомобилей особо малого класса ЗАЗ-1102 «Таврия».

На самом деле в 1986 году удалось собрать вроде бы только шесть предсерийных машин, которые пойдут в серию также через год, в ноябре 87-го.
Первый образец «Таврии» рядом с Днепровской гидроэлектростанцией имени В. И. Ленина, 1986.

Купить эти новые автомобили будет совсем не просто, как и, увы, уже много в Советском Союзе.
Пресловутые «пустые полки» будут организованы позже, ближе к 91-му, но и в 1986-м их ассортимент не особенно радовал своим богатством.
Витрина главного магазина СССР, московский ГУМ 1986 г.:
Знаменитый Елисеевский гастроном в Москве. В отделе «Овощи-фрукты».

«Берёзка» в Шереметьево для счастливых обладателей СКВ, 1986.


Впрочем, и с рублями, при их достаточном количестве, в СССР 80-х было куда пойти. И речь не только о фарцовщиках. Колхозный рынок в Днепропетровске, 1986.

Народ развлекался как мог, в рамках дозволенного партией и правительством. В гостях у передачи «Что Где Когда».


ГАЗ-67 и другие ретро-автомобили на площади 1905 года, Свердловск, 1986 г.

Детский аттракцион в ЦПКиО им. Горького, Москва, 1986.


1986 — последний год «доперестроечного» советского кино, без крутых рэкетиров, обязательной обнажёнки и покаяния.
Николай Караченцов, Андрей Миронов, Леонид Ярмольник и Алла Сурикова на съёмках фильма Человек с бульвара Капуцинов, 1986 год:
Съёмки фильма «Кин-дза-дза», 1986.

Что ещё вспомнить из 1986 года? Мать погибшей американской девочки и московская школьница Катя Лычева на торжественной церемонии открытия первых Игр доброй воли в 1986 году на Центральном стадионе имени Ленина.


Советская дипломатия в 1986 году ещё сохраняла довольно жесткий «громыковский» тон, но новый советский лидер уже активно работал над «смягчением отношений», всячески стараясь показать Западу свою «открытость для диалога».
Раиса Горбачева и Даниэль Миттеран прогуливаются по Арбату, 1986.

Главной головной болью СССР на внешней арене, волновавшей практически всё население страны, была злосчастная война в Афганистане. Её бессмысленность была очевидно всем, включая членов Политбюро. Всем было ясно, что надо оттуда уходить, но выбраться из умело поставленной американцами афганской западни оказалось непростым делом, растянувшимся на годы.
Советские солдаты в центре Кабула, 19 октября 1986 г.

20.10.1986. Встреча советских воинов-интернационалистов, вернувшихся из Демократической Республики Афганистан. Юрий Сомов.

Самым знаковым событием конца 1986 года стало возвращение из горьковской ссылки в Москвы главного советского диссидента — академика Сахарова. Ему позвонил лично Горбачёв!
23 декабря 1986 года Сахарова встречали в столице толпы журналистов .

Источник