Запреты, которые действовали в СССР и распространялись на детей и подростков.

Нельзя выглядеть не так, как все

Сейчас у каждой школы свой подход к форме: где-то она есть, где-то нет, где-то оговариваются базовые принципы, а все остальное на усмотрение родителей.
В СССР школьная форма была обязательной для всех, причем требовался одинаковый цвет ткани.А если у кого-то платье или костюм были не того оттенка, запросто могли попросить поменять на новый.

Оговаривался и цвет бантов у девочек. В праздничные дни предписывались белые ленты — под цвет фартука. В будни банты могли быть либо черными, либо коричневыми. Ни о каких красных, голубых или зеленых лентах и речи быть не могло, а цветных резинок для волос не было и подавно: они вошли в широкий обиход только в конце 80-х — начале 90-х годов.
Кстати, длинные распущенные волосы тоже были запрещены, даже прическа в стиле «конский хвост» не приветствовалась — только косы, только хардкор.
Что касается мальчиков, то ученика, который «отрастил космы», могли запросто отправить к директору, а оттуда — в парикмахерскую.
О макияже можно даже не упоминать: краситься пионеркам и комсомолкам было не к лицу. Ногти требовалось коротко стричь как мальчикам, так и девочкам.
На учениц с проколотыми ушами смотрели с неодобрением, и только в позднем СССР за сережки перестали делать выговоры.Но все равно в школу рекомендовали ходить со скромными «гвоздиками».
Словом, целью было добиться, чтобы все ученики выглядели одинаково и никто не выделялся из общей массы.

Нельзя писать не той рукой или не той ручкой


Это сейчас принято говорить, что леворукие дети наделены особыми талантами. В СССР же вплоть до начала 1980-х леворукость считали дефектом и пытались ее искоренять.
Дети-левши подвергались насильственному переучиванию.Причем методы могли быть разными — от щадящих вроде постоянного перекладывания ручки или ложки в правую руку до жестокого привязывания левой руки к спинке стула или даже ударов указкой по «провинившейся» руке. Для учителей и родителей разрабатывались специальные методические рекомендации, призванные помочь в переучивании леворуких детей.
Зачем это делалось, не очень понятно, но чаще всего переучивание объяснялось тем, что весь мир ориентирован на праворукость и что леворуким детям в нем будет некомофортно жить, поэтому их нужно исправить как можно раньше, пока они еще не выросли. К тому же в те годы, когда в советских школах еще писали перьями, было достаточно сложно написать текст левой рукой и не размазать его.
Кстати, о ручках — важно было писать не только правильной рукой, на «не те» ручки и «не те» цвета чернил тоже распространялись запреты. Хотя шариковые ручки появились в СССР еще в 50-е годы и быстро получили широкое распространение, школьникам официально разрешили ими писать примерно в начале 70-х годов.
До этого учителя настаивали, чтобы дети писали пером, объясняя это тем, что шариковая ручка портит почерк.Правда, даже после снятия запрета на «шарик» можно было писать исключительно синей пастой, а для выделения использовать зеленую. За текст, написанный черной ручкой, светила двойка, да еще приказ переписать всю тетрадь заново, ну а фраза «Красная ручка — для учителя» стала притчей во языцех.

Нельзя не доедать до конца, выбрасывать хлеб и играть с едой


В истории СССР был не один период голода, вспомнить хотя бы печально известный голод в Поволжье в 1920-е годы, массовый голод в разных регионах в 1932–1933 годы, Великую Отечественную войну и в первую очередь блокаду Ленинграда.
Даже в сытые времена ситуация с продуктами в СССР была, мягко говоря, не очень, что бы ни говорили ностальгирующие по советской колбасе.
В магазинах ассортимент был крайне скудным, особенно за пределами столицы: почти за всем мало-мальски приличным приходилось стоять в очереди, товары не продавали, а «выбрасывали». Все это выработало отношение к еде и особенно к хлебу как к чему-то священному. Почти все наши современники, жившие в СССР, до сих пор помнят, как мантру, советские лозунги «Хлеб всему голова», «Хлеба к обеду в меру бери, хлеб наше богатство, его береги!».
Поэтому детей с ранних лет приучали доедать все до последней крошки, оставляя донышко тарелки чистым.Если ребенок отказывался есть, родители могли апеллировать к блокадному Ленинграду или вспоминали голодающих детей в Африке. При этом обычно аргументы, что ребенок не голоден, что он уже наелся половиной порции или что ему просто не нравится еда, не принимались во внимание: продукты — это святое, доесть нужно все. Не выбрасывать же!
Особенно недопустимой была мысль о том, чтобы выбросить хлеб, поэтому из него сушили сухари или хотя бы скармливали птицам, лишь бы не в мусорное ведро. А если кого-то из детей в школе заставали за тем, что он играет в футбол кусочком хлеба, то провинившегося ждал серьезный выговор и очередные лекции о том, чего стоил этот кусочек во время войны.

Нельзя есть в присутствии тех, кто не ест


В СССР декларировалось отсутствие частной собственности и детей воспитывали в духе «Все общее, необходимо делиться всем, что у тебя есть». А поскольку особых богатств ни у кого не было, люди обычно охотно делились едой.
Вследствие этого советского воспитания многие люди старше 40-50 лет до сих пор не могут есть, если рядом с ними кто-то не ест.
В советскую эпоху просто считалось неприличным, скажем, в кругу одноклассников достать из кармана яблоко или конфету и просто начать его есть — такой ребенок тут же объявлялся жлобом и жмотом. Если в пионерском лагере ребенку привозили сладости или другие угощения, подразумевалось, что тот обязательно будет делиться с товарищами. Эти привычки переходили и во взрослую жизнь. Вспомните пресловутые трапезы в плацкарте в советских фильмах: человек, доставший еду, автоматически предлагает присоединиться и попутчикам, по-другому и быть не могло.
Часто пытались накормить даже тех, кто есть не хотел.Скажем, ребенок, зашедший за другом и заставший его за обеденным столом, обязательно усаживался за тот же стол, и никакие аргументы вроде «Я только что поел дома» во внимание не принимались. Пообедал раз — пообедает еще раз, только здоровее от этого будет! Конечно, ничего плохого в том, чтобы делиться и угощать, нет, но в СССР это иногда принимало гипертрофированные формы, притом что делиться было особенно нечем, а возможностей угощать было не так уж много!

Нельзя верить в бога


В СССР провозглашалось, что бога нет, а тех, кто с этим не соглашался, ожидали преследования. Это касалось в том числе детей.
В разные годы отношение к религии и верующим при социализме менялось, но никогда не было толерантным. В школе с самых первых лет обучения у детей формировали атеистическое мировоззрение. Отдельного предмета «атеизм» не было, но и на уроках истории, и на уроках литературы объяснялось, что вера в бога — это пережитки прошлого и что советским ребятам — октябрятам, пионерам и комсомольцам — никак не пристало верить в религиозные сказки неграмотных, необразованных людей прошлого, которые просто не могли иначе объяснить природные явления.
Как следствие, дети из семей, где родители сохранили веру, подвергались травле со стороны одноклассников и постоянным упрекам со стороны учителей. Их пропесочивали на классных собраниях, смеялись над их темнотой, с ними вели разъяснительные беседы — с кем-то это срабатывало, а кто-то твердо держался своих взглядов.
Еще хуже приходилось тем, кто ходил в храм в религиозные праздники, — за это могли исключить из пионеров или из комсомола.Правда, попасть ребенку или молодому человеку в церковь было не так-то просто: на Рождество или Пасху у немногочисленных действующих храмов стояли наряды милиции. Они попускали пожилых людей и задерживали молодежь, поэтому юноши и девушки, желавшие войти в церковь, иногда надевали старушечьи юбки и платки, чтобы не привлекать внимания.
Некоторые традиции, связанные с религиозными праздниками, остались и при советской власти, но без их подлинного смысла. Например, во многих семьях продолжали красить яйца на Пасху, не отмечая Воскресение Христово и даже ничего о нем не зная. Да и рождественская елка никуда не делась — просто в СССР из рождественской она превратилась в новогоднюю.

Источник