При оценке винтажных вещей не всегда работает правило «чем старше — тем дороже», чаще всего цена будет зависеть от состояния предмета, его редкости и спроса.

Столовые приборы

Полный комплект, которым ни разу не пользовались, стоит дороже. Если утеряны несколько чайных ложек или слезла эмаль с ножей, у покупателя будет повод сбить цену минимум на 50%.
Ценятся приборы из драгметаллов: немецкий комплект из 56 предметов в позолоте продают за 35 000 Р, а мельхиоровый набор из 24 предметов с посеребрением можно продать за 3000—8000 Р. На таких приборах обычно стоят сразу два клейма: проба и завод-изготовитель.



Наборы из нержавейки стоят в среднем полторы-две тысячи. Можно продать дороже, если найдется покупатель, которому нужен именно такой рисунок, как на вашем наборе. Например, мне для полной коллекции не хватало ножей с белыми цветочками на зеленой эмали, и если бы владелец запросил больше 150 Р за штуку, мне пришлось бы согласиться: у других продавцов ножей с таким рисунком найти не удалось.

Однако если приборы сделаны в довоенное время, удастся выручить больше: за одну вилку 1930-х годов просят 2000 Р. Будь она в идеальном состоянии, цена бы начиналась от 3000 Р.
Понять, насколько изделие старинное, можно по клейму: до конца 19 века клеймо было выпуклым, а потом его стали углублять в металл.

Сахарницы

Советская эпоха помнит три вида сахарниц: фарфоровые, стеклянные и сахарницы из металлов — мельхиора, алюминия и серебра.
Фарфор. Если советская фарфоровая сахарница без сколов и трещин, не восстановлена, не бита и не крашена, ее можно продать рублей за пятьсот. Даже сахарница из Чехословакии — страны, которой больше нет, — будет стоить те же деньги. Дело в том, что таких сахарниц сохранилось много, дефицита в них не наблюдается, художественной ценности они не представляют, поэтому и цены невысокие.



Однако есть рисунки, которые поднимают стоимость, — агитационные. Это серп и молот, лозунги и изображения рабочих. «Агитки» — раннесоветская, довоенная тема. Такие вещи делали в двадцатые годы прошлого века.
Даже со сколом агитационную сахарницу можно продать за 6500 Р. Рабоче-крестьянская Красная армия поможет вам немного подзаработать.

Стекло

Сахарницы из стекла, как правило, с широким горлышком, часто использовали и как конфетницы, и как вазы для варенья. Средняя цена на сахарницы из тонкого стекла или хрусталя — 500 Р. Если есть сколы или не хватает крышки, такую сложно будет продать и за 100 Р.

Другое дело, если стекло — богемское, да еще и конца 19 века. Сахарницы того времени были украшены золотом и драгоценными камнями. Цены на подобные вещи начинаются от 50 000 Р и уходят в бесконечность. Если вы обнаружили в серванте что-то подобное, не выставляйте на «Авито», а сразу несите оценщику.


Металл

Сахарницы из недрагоценных металлов стоят не много, несмотря на возраст: послевоенные мельхиоровые или никелевые — около 200—500 Р. А вот бронзовую дореволюционную сахарницу с посеребрением можно продать за 2000—3000 Р.


Сахарницу из серебра ожидаемо оценивают выше, но если на ней клеймо признанного мастера — например, JFA или И. Гречушникова — или выбит имперский герб, то это настоящая находка для коллекционера. Точную стоимость такой сахарницы определит только оценщик.

Столовый сервиз

Чтобы оценить сервиз, нужно посмотреть на клеймо и монограмму — они помогут понять, какая фабрика изготовила блюдца и чашечки, и узнать имя художника, что их расписывал. Некоторые клейма встречаются редко — именно от этого и будет зависеть цена всего сервиза.
Вербилки. Фарфоровый завод в поселке Вербилки, что в Московской области, был основан в середине 18 века Францем Гарднером. До революции 1917 года эта мануфактура делала сервизы из тончайшего фарфора, статуэтки и предметы быта для царского двора и обеспеченных людей. Посуда Гарднеровского периода высоко ценится и сейчас: чайный сервиз 1870—1890 годов из 11 предметов стоит 90 000 Р



После революции завод стал называться Дмитровским, а посуда его производства приобрела новые клейма: до 40-х годов герб СССР, до 1954 года изображение чайника в овале, до середины 60-х аббревиатура ДФЗ, а вплоть до 1991 года в качестве фирменного клейма использовали изображение лося.

Ценятся довоенные сервизы: чайный набор на 6 персон 1930-х годов можно продать за 45 000 Р, а вот сервиз с клеймом лося 60—70-х годов стоит всего 1000 Р.



Дулево. Дулевский фарфоровый завод получил такое название после национализации в 1917 году, до этого он именовался фабрикой Кузнецова. Посуда кузнецовского периода украшала императорские столы, но сейчас полные сервизы с клеймами «ЗК» или «Фабрики Кузнецова» в продаже найти сложно, их сохранилось не так много.
За дореволюционные молочник или сахарницу можно выручить около 3000 Р.

На клеймах советского периода исчезла фамилия основателя, зато появились серп и молот, пятиконечная звезда и надпись «Дулевский фарфоровый завод». Посуда с таким клеймом не ценится коллекционерами, тем не менее сервиз можно продать за 3000—5000 Р.
Сервизы, которые выпущены к памятным датам — Олимпиаде-80, годовщине Октябрьской революции, — стоят дороже. Например, полный комплект чайного набора из тонкого костяного фарфора с золотой надписью «Москва-80» можно продать за 10 000—12 000 Р.

Сервиз «Мадонна». Легендарный сервиз из ГДР, о котором мечтали многие советские граждане, сейчас может стоить и пару тысяч, и несколько средних зарплат. Цена зависит от производителя, возраста и сохранности: чем сервиз старше, тем дороже можно продать.
Узнать возраст поможет клеймо «Кахла»: в 40—50-е годы оно выглядело как герб с надписью KAHLA по диагонали, в левом верхнем углу была изображена елочка, а в нижнем правом углу — шестиконечная звезда. Позже клеймо стало напоминать корону в круге, а слово «Кахла» писали строго горизонтально. Сервизов с «елочкой» практически не осталось. Если у вас именно такой, не спешите продавать его за пару тысяч.

Сервиз «Мадонна» выпускали вплоть до девяностых годов прошлого века, особенно большими тиражами — в семидесятые. Тогда его делала фабрика Stadtilmer Porzellan и ставила клеймо ST–P. Но не стоит ожидать, что удастся продать сервиз дороже 10 000—15 000 Р, потому что их сохранилось немало.

Источник