Как граждане СССР искали клад в консервных банках

И что только не делало советское руководство, чтобы приучить своих граждан есть рыбные консервы, да и морскую рыбу в целом!
Все мы помним, как четверг получил в СССР статус рыбного дня. Тогда все заведения общепита подавали на обед исключительно рыбные «деликатесы», что существенно помогало бороться с дефицитом, царившим в мясной промышленности.

Рыбы было и правда навалом, но вот советские граждане довольно настороженно относились ко всяким там «сайрам» и «ставридам». А ведь мяса действительно не хватало, поэтому полезная и дешевая рыбка должна была помочь справиться с продовольственным кризисом. Кстати, пресловутая «килька в томате» тоже пошла в народ благодаря нашему заботливому руководству – кильки добывалось много, а вот покупать ее люди не очень-то и стремились. Тогда консервы из кильки в соусе взял под свой патронаж лично «кукурузный» генсек Никита Хрущев.
Однако наша история знает PR-акцию и похлеще, ее автором в свое время выступил небезызвестный нарком иностранных дел Вячеслав Молотов.
В 1939 году Полина Жемчужина становится руководителем наркомата рыбной промышленности. Стоит сказать, что мужем ей как раз и приходился товарищ Молотов. Однако несмотря на блаты и связи своего влиятельного супруга, эта женщина сама по себе являлась довольно опытным руководителем. В частности, до этого она успешно возглавляла Главное управление парфюмерно-косметической промышленности. Именно благодаря стараниям Полины Жемчужиной страна узнала такие ароматы, как «Красная Москва», «Весенний ландыш» и «Tete-a-tete». За основу она брала французские духи, которые скупала в Париже.Вступив в довольно брутальную должность, жена Молотова первым делом потребовала отделения рыболовного флота от торгового. Такие действия вызвали недовольство наркома Кагановича, который хотел продать побольше рыбы, чтобы на вырученные средства прикупить оборудование для метрополитена. Однако Жемчужина сдаваться не собиралась, довольно скоро ее наркомат приобрел за границей дорогостоящие рефрижераторы для хранения рыбы.
С этого момента в стране и начинается «консервный бум». Теперь производственные цеха стали размещаться как можно ближе к месту лова, а ассортиментный ряд перед началом войны достигнет 50 наименований.
С ассортиментом и качеством консервов все было в порядке, но перед «рыбным» наркоматом встала другая проблема. Советские граждане очень скептически и настороженно относились к рыбе, закатанной в банки. Поэтому несмотря на растущие объемы производства, консервы покупались очень неохотно.
Помочь своей предприимчивой супруге вызвался сам Вячеслав Михайлович Молотов. Если говорить современным языком, то наркомат запустил вирусную рекламу. Во время очередного заседания Верховного Совета СССР Молотов вдруг сделал сенсационное заявление – якобы в нашей стране орудует банда хитрых контрабандистов, которые «пакуют» драгоценности в обычные банки с рыбными консервами. В подтверждение своих слов Млотов собственноручно открыл банку, из которой достал нить с жемчугом…
Больше говорить ничего было и не надо. Новость о кладе, спрятанном в консервах, практически мгновенно облетела страну, а полки магазинов опустели. Естественно, что бриллиантов и жемчугов в купленной рыбе не оказалось. Но выбрасывать консервы тоже никто не стал, советские граждане вдоволь смогли продегустировать труды Жемчужиной, которые в конце концов большинству пришлись по вкусу.

Источник