В ещё советское время конца 1980-х годов отечественные персональные компьютеры только-только стали появляться в магазинах. Они были не по карману рядовому обывателю, так как стоили ещё очень дорого.
Запомнились на полках магазинов «недосягаемые» отечественные ПК «Микроша», «Агат», «Электроника БК-0010» с ценником как у хорошего мотоцикла или подержанного авто. Однако импортные «Commodore-64», «Atari 800XL» были редкостью и стоили гораздо дороже.

С магнитофоном и кассетами

К слову сказать, тот же «Apple II» или новые IBM на базе процессоров Intel 80286/80386, выпущенные в США, стоили тысячи долларов. Собственный недорогой домашний компьютер в то время был заветной мечтой для миллионов граждан нашей страны.

Правда, были потуги создания «конструктора» для массового пользователя типа «Радио-86РК», описание и схему которого опубликовали в нескольких номерах журнала «Радио». Но из-за сложностей сборки и настройки его удавалось повторить лишь узкому кругу опытных радиолюбителей.

ПК «Микроша»
Из электронных развлечений была игра «Ну, погоди!», где волк с корзиной ловит падающие яйца. А ещё мы в старших классах играли на инженерных калькуляторах, куда нужно было руками вбить страницу машинных кодов, чтобы «полетать» на самолёте над горами. Так что в то время назрела весьма подходящая (революционная) ситуация для появления недорогого домашнего компьютера.«Электроника БК-0010»
Всё поменялось с появлением в нашей стране различных схем клонов домашнего компьютера Клайва Синклера «ZX Spectrum», выпущенного английской компанией «Sinclair Research Ltd» на основе микропроцессора Z80. Основным преимуществом «Спекки» (так прозвали иностранные пользователи ZX Spectrum) стала его возможность использовать вместо монитора обычный телевизор и любой магнитофон как внешний накопитель. Для записи программ использовались обычные аудиокассеты.


Клайв Марльз Синклер мечтал, чтобы компьютер вызывал ассоциации у пользователей не с громоздким шкафом, а был таким же бытовым устройством, как и электрический чайник. Его труды по заслугам оценили на родине: в 1983 году он был награждён почётным дворянским званием «Рыцарь Королевского ордена». К его имени добавилась приставка «сэр».
Только официальным производителем было выпущено пять миллионов этих компьютеров, не считая периферийных устройств к нему. Клоны ZX Spectrum выпускались в Южной Америке — Аргентине и Бразилии, а также в Европе — Польше, Восточной Германии, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Испании, Италии, и в самой Великобритании. В результате низкой себестоимости и возможностей цветной графики компьютер завоевал популярность в Европе и за океаном, а его многочисленные клоны разошлись по всему миру, попав в руки советских инженеров. И тут закипела работа… Инженерам нужно было адаптировать импортные микросхемы под нашу элементную базу, попутно ещё разложив фирменную БИС (ULA) на составляющие её части. Спорный вопрос: какому коллективу единомышленников первым удалось запустить схему своего клона ZX Spectrum? Отмечу только, что параллельно работали инженеры во Львове, Каунасе, Ленинграде, Москве, Новосибирске, Харькове, Краснодаре.

Моя ZX-история

Я расскажу свою историю. На радиорынках страны стали появляться принципиальные схемы и кустарно выполненные печатные платы от разных разработчиков: ленинградская (Сергея Зонова), московская, львовская, краснодарская. У каждого были свои «плюсы» и «минусы». У нас, естественно, лидировал краснодарский вариант ZX Spectrum. Фактически весь радиорынок тогда переориентировался под «синклеристов». В дело шло всё подходящее для будущих компьютеров, начиная от кварцевых генераторов, стабилизаторов КРЕН5А, микросхем логики различных серий до памяти на микросхемах К565РУ5/РУ6. Да и всю прочую мелочёвку тащили на рынок отовсюду, где она «плохо лежала». Основными «поставщиками» стали радиозаводы и профильные предприятия. Мне попадались даже микросхемы военной серии.
Из импортных компонентов использовались только процессоры Z80 и перепрошиваемые микросхемы ПЗУ 2764, позже и у них появились наши аналоги. Предприимчивые товарищи заказывали компьютерные корпуса на предприятиях, производящих пластмассовую продукцию, но большинство умельцев делало корпуса самостоятельно. Микросхемы ПЗУ можно было прошить прямо на рынке или купить готовые с нужной прошивкой. Клавиатуру приходилось собирать из отдельных кнопок. Широкий ассортимент представляли наклейки на клавиатуру – от обычной глянцевой фотопечати до вытравленных в металле надписей. Делали даже самодельные джойстики из импровизированной ручки управления и пяти «микриков» (микровыключателей).
Все, кто умел держать в руках паяльник и горел желанием заполучить собственный компьютер, устремились на радиорынок за набором деталей и печатной платой со схемой. Дома из этого «конструктора» каждый мог собрать собственный ПК и, подключив его к телевизору, увидеть на экране мигающий курсор и долгожданную надпись «© 1982 Sinclair Research Ltd.». Это означало, что компьютер прошел внутреннее тестирование памяти и готов к работе. Для того чтобы поиграть, нужно было подключить магнитофон с записанными на кассете играми, набрать на клавиатуре команду загрузки данных LOAD и включить воспроизведение. По экрану побегут горизонтальные полосы, и через несколько минут игра загрузится.
С программным обеспечением, а конкретно с играми, проблем не было. «Копирайтинг» процветал повсеместно. Там же, на радиорынке, продавали и записывали на кассеты компьютерные игры. Делались целые подборки из «боевиков», «драк», «гонок», «звёздных войн» и т.д. Кроме игрушек, было ещё множество прикладных программ, текстовые и графические редакторы, электронные справочники радиодеталей, эмуляторы, программаторы и т.п.
Мой старший брат Александр работал в то время на Краснодарском заводе «Тензоприбор». Вместе с товарищами они сумели собрать местный вариант ZX Spectrum, один из первых в городе. Как-то раз Александр пригласил меня поиграть на этом компе, пока его не было дома. Зайдя в комнату, я увидел на столе записку брата: «Компания «Синклер» приветствует вас!» Сколько было счастья, когда я впервые загрузил космическую игру Starglider и взялся за джойстик.


Потом я уехал учиться в Таганрог и стал там собирать свой компьютер, покупая комплектующие с каждой стипендии. В общагах радиотехнического института доска объявлений пестрела предложениями о продаже радиодеталей и проверке микросхем, помощи в сборке и настройке компьютера. Можно было собрать компьютер не выходя из общежития. Торговля шла практически круглосуточно, а по выходным продавцы выезжали в Ростов-на-Дону, чтобы торговать и оптом закупаться на радиорынке.


Кстати, тогда появились и первые признаки «игромании». Мне товарищ из общаги радиотехнического факультета рассказывал, как соседи по комнате жаловались на проживающего с ними студента. Тот всё время «залипал» за примитивной компьютерной игрой, где нужно было из зенитки отстреливаться от налетающих самолётов. Телевизор в комнате был один, поэтому страдали все, не в силах оторвать бедолагу от его «боевого поста».

Как горячие пирожки

Потребность в компьютерах была огромная, их расхватывали как горячие пирожки. В то время на этом бизнесе можно было неплохо заработать. Кто сам был не в состоянии собрать компьютер, обращались к тем, у кого это хорошо получалось. От единичных мастеров доходило до коллектива единомышленников, а развернувшись по-крупному, они образовывали кооперативы. На незанятых производственных мощностях начинался выпуск очередного клона ZX Spectrum, с некоторыми доработками и улучшениями, но уже под собственным брендом. Улучшения схемы проводились повсеместно. Добавляли оперативную память с 48 КБ до 128 КБ (версия Пентагон) и далее до 256 КБ (версия Scorpion). С помощью контроллера удалось подключить пятидюймовый дисковод и хранить программы на дискетах. Клоны ZX Spectrum могли работать с матричными принтерами, имели музыкальные контроллеры и встроенные СЕКАМ-кодеры для подключения к телевизору. Вот только наиболее известные: «Ленинград», «Пентагон», «Scorpion», «Дельта», «Москва», «Дубна», «Профи», «Хоббит», «Композит», «Нафаня», «Импульс». Неофициальных клонов, идентифицированных на территории нашей страны, было около семидесяти.
Но даже 48 КБ хватало, чтобы не только поиграть, но и программировать на BASIC. В стандартную прошивку ПЗУ был вшит «оксфордский» диалект Бейсика, так называемый Sinclair BASIC. Наши студенты делали свои курсовые и дипломные расчеты на этой крохе. Издавался даже специальный журнал «ZX-Ревю», посвящённый тематике ZX Spectrum, в котором печатали различные программные решения, схемы компьютеров и периферии, обзоры игровых программ, обсуждались собственные идеи читателей.
Целые поколения наших программистов выросли за клавиатурами отечественных клонов ZX Spectrum. Этот компьютер был настолько популярен, что породил армию последователей идей сэра Клайва Синклера. Будущие российские инженеры учились азам системотехники и микроэлектронике на практическом опыте, собирая и модернизируя собственными руками это электронное чудо.

ZX Spectrum: жизнь и реинкарнации

Эволюция ZX Spectrum в клонах.
Оригинальная модель ZX Spectrum на 48 КБ.
Львовский клон


Харьковский клон


Ленинградский клон


Краснодарский клон


Компьютер «Пентагон-128» (модернизированный клон ZX Spectrum с памятью 128 КБ)

Источник