К началу 1960-х гг. в СССР серьезно ухудшилось экономическое положение. Недостаток хлеба стал настолько ощутим, что Хрущев впервые решился на закупку зерна за границей, тем не менее начались перебои со снабжением. В магазинах выстраивались очереди…
31 мая 1962 г. было опубликовано постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о повышении розничных цен с 1 июня на масло и мясо, на 25 и 30 % соответственно. Несмотря на то, что повышение цен было названо «временным», которое «представители трудового народа с полным пониманием одобряли», недовольство населения вылилось в забастовки и волнения во многих городах, поскольку это совпало со снижением рабочих тарифов по всему СССР. К тому же годом ранее, в 1961 году, ХХII съезд КПСС провозгласил построение к 1980 году давно обещанного коммунизма, а тут такой сюрприз…
Но наиболее кровавые события произошли в г. Новочеркасске Ростовской области. 2 июня 1962 года случился Новочеркасский расстрел — трагедия экстраординарная. Считается, что оскорбительная фраза директора завода им. Буденного Бориса Курочкина «ешьте ливерные пирожки» стала детонатором народного гнева. Между тем, причины кроются глубже.

Хроника забастовки рабочих электровозостроительного завода им. Буденного подробно расписана в многочисленных публикациях и книгах. Согласно им, новочеркасские рабочие устали от острого дефицита продуктов питания и социальных проблем, имевших место в начале 60-х годов.
Считается, что последней каплей терпения оказалось одномоментное снижение на треть расценок оплаты труда и повышение стоимости основных продуктов питания – мяса, молока и яиц. В реальности пересмотр оплаты труда у всех рабочих, кроме сталелитейщиков, произошел 1 января 1962 года. Осуществлялось это с целью повышения производительности труда.
Дело в том, что завод осваивал выпуск принципиально нового электровоза ВЛ80 переменного тока, увеличивая одновременно производство ВЛ60, которые меж собой называли «утюгом». По плану, в 1962 году НЭВЗ завод должен был произвести 457 электровозов, в том числе 413 ВЛ60, 42 Н-8 и 2 ВЛ80.
Между тем, год назад выпустили 384 машины, причем все – ВЛ60. Для выполнения этих задач в соответствии с директивами Госплана СССР были закуплены новые станки, однако установить их в срок не удалось. Оборудование в огромных ящиках пылилось на территории завода.
Нельзя сказать, что заводоуправление бездействовало. Фактически оно не справлялось огромным количеством организационных задач, так как все силы были брошены на выпуск новой техники. Электровоз ВЛ80 по сравнению с ВЛ60 представлял собой машину нового поколения. Это была двухсекционная синхронно работающая машина, имеющая мощность часового режима — 6 520 кВт, тогда как ВЛ60 — 4000 кВт.
В то время в мире не было более мощного и инновационного локомотива. Генеральный директор Борис Курочкин о ходе работ ежедневно отчитывался перед Москвой. Выпуск новых электровозов позволил бы нашей стране резко увеличить железнодорожные перевозки. Именно поэтому правительство в ультимативной форме торопило директора.
По словам очевидцев, Курочкин был толковым специалистом и жестким руководителем, который не стеснялся говорить в резкой и зачастую оскорбительной манере. В то же время он понимал, что реконструкция в условиях повышения плана привела бы к его срыву, поскольку необходимо было бы демонтировать старые станки и установить новые, а также обучить рабочих. Поэтому было решено интенсифицировать труд. Проще говоря, выбрали лучших рабочих и поручили им изготовить детали. Скорость выполнения измерили секундомером. Таким образом, были сверстаны новые расценки.
На заводе им. Буденного трудились самые разные люди. Среди них было те, кто отсидел за воровство и хулиганство. Процветало пьянство, что, впрочем, было не удивительно. Были и интеллигентные рабочие и инженеры. Многие из них, будучи командированными, ездили в Москву и видели там совершенно другую жизнь. Безусловно, хрущевская оттепель сказалась на мировоззрении этой части заводского коллектива. Однако и тех, и других объединил квартирный вопрос, тот самый, который по меткому выражению Булкакова, испортил москвичей. Здесь же, в Новочеркасске, эта проблема обозлила людей до крайне степени. При зарплате 100 рублей заводчане были вынуждены платить по 20-35 рублей за съем комнаты. Но самое страшное – в городе вообще не велось никакого многоквартирного строительства. Что касается непосредственно рабочего поселка, то поселение представляло собой с одной стороны многочисленные бараки, с другой — сталинки (для управленцев).


1 июня 1962 года было сообщено о повышении цены на продукты питания. В заявлении правительства эта мера была названа «временной». Как результат, в стальцехе возникли стихийные собрания. Литейщики считались наиболее привилегированной и высокооплачиваемой частью рабочих. У них-то, в отличие от всего завода, снижение расценок по оплате труда произошло в мае. Соответственно, в июне ожидалась «порезанная зарплата», а тут… повышение стоимости продовольствия. Во время гневного обсуждения в цеху неожиданно появился гендиректор Курочкин. Его холеное лицо, с глазами навыкате, вызывало у рабочих ощущение барства и спеси. Сразу же начался разговор на повышенных тонах. По словам очевидцев, Курочкин язвительно, с чувством превосходства, сказал: «Не хватает денег на мясо и колбасу, ешьте пирожки с ливером».


Эти слова и впрямь стали детонатором рабочего гнева. Вслед за стальцехом работу прекратил и компрессорный цех, а затем и другие производства. 14 тысяч рабочих заполонили площадь перед заводоуправлением. Довольно быстро был перегорожен железнодорожный путь. Первый поезд, который остановился перед Новочеркасском, был «Саратов-Ростов». Вначале требования были социальными «Нам нужны квартиры». Впрочем, появились и оскорбительные лозунги, в частности «Хрущева на мясо». На следующий день в город прибыли танки и солдаты, но это только подлило масло в огонь. Люди с плакатами «Дорогу рабочему классу» пошли в центр города, к горкому партии. Вскоре пролилась кровь. После того, как у рядового Репкина был отобран автомат, его напарник рядовой Азимов открыл стрельбу на поражение. Сразу же после этого по демонстрантам раздался «кинжальный огонь».
В ходе беспорядков погибли 22 человека гражданского населения. Со стороны военных получили травмы и легкие раны 35 солдат внутренних войск. Семь «организаторов Новочеркасского бунта» — Александр Зайцев, Андрей Коркач, Михаил Кузнецов, Борис Мокроусов, Сергей Сотников, Владимир Черепанов, Владимир Шуваев – были расстреляны по приговору суда. 105 участников были осуждены на различные сроки. После этих событий в Новочеркасске было налажено удовлетворительное снабжение и началось массовое строительство жилья. Курочкин был уволен с должности директора, и с 1963 года заводом управлял Борис Бондаренко. Реконструкция НЭВЗа (новое название завода им. Буденного) была проведена только при гендиректоре Георгии Бердичевском, назначенным на эту должность в 1965 году. Интересно, что ВЛ80 и его модификации оказался самым массовым электровозом в мире.
Как ни старались власти скрыть это события, информация о нем все же просачивалась в другие города и за границу. Причем редакция эмигрантского журнала »Посев« сразу же »вычислила« некое необычное происшествие в СССР по косвенным признакам в советской печати.
Почти 30-летнее молчание в СССР было прервано активными запросами общественности в различные государственные органы в начале 1990-х годов. Первый городской митинг новочеркасцев, посвященный памяти жертв событий 1962 г. состоялся у здания администрации в 1991г., т.е. в день 29-й годовщины. На месте гибели людей в сквере перед площадью установили памятный знак-камень из белого мрамора. В 1994 г. останки 20 погибших нашли на кладбище Новошахтинска, состоялось их перезахоронение на городском кладбище.

Постановление Правительства РФ № 810 от 22.10.92 г. и № 102 от 14.02.94 г. »О выплате единовременных денежных компенсаций семьям погибших во время событий в городе Новочеркасске и необоснованно осужденных в связи с этими событиями к исключительной мере наказания« определило выплату пособия 20 жертвам на общую сумму 6.674.000 руб. в 1994 г., а в 1997 г. было выплачено пособие А.Н. Черепановой за ее мужа, расстрелянного в 1962 г., в размере 1.897.500 руб. (не деноминированных рублей); а по Постановлению № 843 от 18 июля 1996 г. »О выплате единовременных пособий лицам, получившим огнестрельные ранения во время событий в г. Новочеркасске в июне 1962 года” выплачены единовременные пособия на общую сумму 42.833.500 руб. 13 человекам, ставшим инвалидами в результате огнестрельных ранений и 7 получившим огнестрельные ранения.

Источник