7 сентября 1945 года в Берлине состоялось последнее крупное совместное мероприятие советских, английских, американских и французских войск.
На фоне грандиозного Парада Победы, состоявшегося в Москве 24 июня 1945 года, менее заметным выглядел другой парад — союзнический, проведенный в Берлине 7 сентября 1945 года.
Командующий 3-й армией генерал Джордж Паттон, командующий Группой советских оккупационных войск в Германии Георгий Жуков, заместитель командующего британскими оккупационными войсками генерал-майор Брайан Робертсон и командующий французскими оккупационными войсками в Германии и на Рейне генерал армии Мари-Пьер Кениг на трибуне для почетных гостей.

Идея проведения Парада Победы в Берлине с участием войск всех четырех оккупационных администраций — советской, английской, американской и французской — принадлежала главе Группы советских оккупационных войск в Германии маршалу Советского Союза Георгию Жукову.
Принимавший московский Парад Победы, он хорошо понимал, насколько мощное идеологическое воздействие может оказать такое мероприятие, проведенное в Берлине, как на немцев, так и на союзников СССР по Второй мировой войне.
Принимать решение о проведении подобного парада в одиночку Георгий Жуков не мог, и потому обратился за санкцией к высшему руководству Советского Союза в лице председателя Совнаркома Иосифа Сталина.
Генералиссимус идею одобрил, и по возвращении в Берлин маршал Жуков поделился своим предложением с главнокомандующими войсками союзников.
И те полностью его поддержали.

Но, судя по всему, главнокомандующие союзников тоже вынуждены были согласовывать свое участие в будущем Параде Победы в Берлине с высшим руководством своих стран. И на этом этапе политические соображения взяли верх над союзническим долгом.
Уже после того, как были согласованы дата парада (7 сентября) и все его детали, союзные главнокомандующие вдруг изменили свое решение. Первым о невозможности присутствовать на параде «по ряду причин» сообщил американский генерал Дуайт Эйзенхауэр; затем такие же заявления и с такими же расплывчатыми формулировками поступили от британского фельдмаршала Бернарда Монтгомери и французского генерала Делатра де Тассиньи.
В Москве такой демарш расценили как стремление союзников принизить статус и значение берлинского Парада Победы. Но решили не отказываться от его проведения: присутствие на параде маршала Жукова все равно поддерживало высокий уровень мероприятия.
По легенде, команду проводить парад во что бы то ни стало отдал сам Сталин, который распорядился не обращать внимания на отказ союзников и принимать парад Жукову, подчеркнув, что Советский Союз имеет на это гораздо больше прав, чем его союзники по антигитлеровской коалиции.

Парад без главкомов

В итоге формальные приличия все-таки были соблюдены: ранги представителей союзников на берлинском Параде Победы были приблизительно равны.
Со стороны союзного командования в параде участвовали: от Британии — заместитель командующего британскими оккупационными войсками генерал-майор Брайан Робертсон, от США — командующий 3-й армией генерал Джордж Паттон и от Франции — командующий французскими оккупационными войсками в Германии и на Рейне генерал армии Мари-Пьер Кениг.
Советский Союз представлял командующий Группой советских оккупационных войск в Германии Георгий Жуков — и ему же было доверено принимать парад, которым командовал британский генерал-майор Эрик Нейрс.
Местом проведения берлинского Парада Победы назначили площадь у Бранденбургских ворот.
С одной стороны, это было самое удобное для подобных мероприятий место, которое выполняло роль парадного плаца и в прежние времена.
С другой, в таком решении был определенный символизм: именно у Бранденбургских ворот фактически закончилась битва за Берлин (в которой, кстати, союзные войска участия не принимали вовсе) и именно здесь сдались в плен остатки берлинской группировки германских войск.
Довольно быстро был согласован и порядок прохождения колонн, а также их состав.
От участия авиации и моряков решили отказаться, поскольку это позволяло быстрее подготовить парад.
Что касается порядка прохождения, то открывать парад доверили советским войскам.
За ними должны были следовать французы, затем — британцы и американцы.
В общей сложности маршировать от Рейхстага до Бранденбургских ворот должны были около 5000 солдат и офицеров.
Порядок прохождения техники был другой: британцы, французы, американцы и замыкающая колонна советской бронетехники.

Трибуны для почетных гостей и для зрителей из числа солдат и офицеров союзных войск установили на площади накануне.

А в полдесятого утра 7 сентября на них уже начали занимать места представители командования войск союзников. Напротив трибуны для почетных гостей разместились четыре военных оркестра — по одному от каждой державы-победительницы. Каждая войсковая колонна должна была маршировать мимо представителей командования под звуки «своего» оркестра.

За полтора часа все приготовления были закончены. Ровно в одиннадцать часов утра по берлинскому времени на площадь выехал открытый автомобиль, в котором стоял в полный рост одетый в парадный мундир со всеми наградами маршал Советского Союза Георгий Жуков. Он объехал выстроившиеся войска с приветствием, после чего машина подкатила к трибуне, и маршал поднялся к микрофону.

В своей речи, обращенной к участникам парада (она синхронно переводилась на английский и французский языки), маршал Жуков поприветствовал участников парада и отдал дань усилиям советских войск и их союзников в борьбе за победу над нацистской Германией.
Затем с подобными речами выступили генерал-майор Брайан Робертсон, генерал Джордж Паттон и генерал армии Мари-Пьер Кениг.
Когда отзвучали торжественные слова, командующий парадом генерал-майор Эрик Нейрс отдал команду: «Марш!», и войска начали парадное прохождение.

Сводный полк 248-й стрелковой дивизии перед началом торжественного прохождения на Параде Победы 7 сентября 1945 года.

Красная Армия открывает и закрывает

Первыми шли 2000 бойцов и командиров сводного полка 248-й стрелковой дивизии 9-го стрелкового корпуса 5-й ударной гвардейской армии, входившей во время штурма Берлина в состав 1-го Белорусского фронта. Почетное право открыть парад дивизия заслужила по праву: ее солдаты и офицеры совершили немало подвигов во время Берлинской операции. Командовал советской колонной командир 902-го стрелкового полка Герой Советского Союза подполковник Георгий Ленев, который 24 июня в составе сводного полка 1-го Белорусского фронта участвовал в московском Параде Победы.

Сводная колонна британских пехотинцев из состава 131-й пехотной бригады проходит маршем во время берлинского Парада Победы.
Следом за советской колонной на площадь у Бранденбургских ворот вышла колонна французского сводного полка 1-й свободной пехотной дивизии. В составе этой колонны были как солдаты «Сражающейся Франции», так и французские партизаны, а также альпийские стрелки и колониальные войска, а командовал прохождением полковник Плесье.
За ними маршировал сводный полк 131-й пехотной бригады под командованием подполковника Бренда (который в январе 1945 года успел двое суток даже покомандовать этой бригадой).
Замыкающим шел сводный полк американской 82-й воздушно-десантной дивизии под командованием полковник Такера: это соединение входило в состав оккупационного гарнизона союзников в Берлине.

Британские самоходные артиллерийские установки Sexton на Шарлоттенбург-шоссе во время Парада Победы в Берлине, 7 сентября 1945 года.
Как только прошли пешие колонны, на площадь у Бранденбургских ворот начала выезжать бронетехника, участвующая в параде. Открыли прохождение 24 средних крейсерских танка А34 Comet, три десятка самоходок Sexton и бронемашин Daimler Mk II из состава 7-й танковой дивизии Великобритании.
За ними следовали 6 средних танков, 24 бронетранспортера и 24 бронемашины «Сражающейся Франции».



Американские легкие танки M24 Chaffee на Шарлоттенбург-шоссе во время Парада Победы в Берлине.


Колонна из 16 американских легких бронеавтомобилей М8 Greyhound
Американская бронетехника была представлена достаточно скромно: всего 32 легких танка M24 Chaffee и 16 бронемашин М8 Greyhound.

А следом двинулись советские танки — и это прохождение произвело настоящий фурор.

Колонна из 52 советских тяжелых танков ИС-3 из состава 2-й гвардейской танковой армии проходит по Шарлоттенбур-шоссе по пути к Бранденбургским воротам
Дело в том, что советское командование не упустило возможности превратить прохождение отечественной бронетехники в рамках берлинского Парада Победы в демонстрацию превосходства русской бронетехники.
В колонну были назначены 52 самых новых на тот момент советских тяжелых танка ИС-3 из состава 2-й гвардейской танковой армии, а командовал колонной командир 49-й гвардейской танковой бригады Герой Советского Союза генерал-майор Тихон Абрамов.

Появление на площади у Бранденбургских ворот приземистых, тяжелых на вид, но на удивление подвижных бронированных машин вызвало настоящий шок у союзников.
На фоне угловатых танков Comet и откровенно легких Chaffee тяжелые ИС-3 смотрелись настоящими монстрами, которым ничто не может противостоять; на это указывала прежде всего форма корпусов и башен советских танков, которые, казалось, невозможно пробить даже прямой наводкой с короткой дистанции.

Не случайно после парада появилась легенда о том, как некий офицер из свиты генерала Паттона буквально вздрогнул, увидев «ИСы» на площади, и американскому военачальнику пришлось приободрить его репликой: «Успокойся, они за нас!».

За берлинским Парадом Победы наблюдали около 20 тысяч берлинцев, у которых не было никакого сомнения в том, на чьи плечи легла главная тяжесть штурма германской столицы и почему именно советские войска открывали и закрывали парад.
После его окончания маршал Жуков отправил в Москву донесение, в котором отмечал, что солдаты и офицеры Красной Армии выгодно выделялись на фоне британских и французских, а особенно американских колонн «четким строевым шагом, молодцеватостью, подтянутостью, хорошим воинским видом, выправкой и равнением в рядах».
При этом маршал объективно отметил, что, напротив, бронетанковые части американцев выгодно выделялись на фоне англичан и французов своей «сколоченностью и подготовленностью», но – уступали советским.

Источник