«Дело волчат»: как советская золотая молодёжь хотела построить 4-й рейх в 1943 году

В самый разгар Великой Отечественной войны московские следователи расследовали дело, связанное с действием пронацисткой тайной организации. Участниками подпольной группы оказались дети высшей партийной и военной элиты СССР.
Пока советский народ сражался на фронте с врагом, они мечтали о создании четвертого рейха в стране победившего социализма.

Смерть на мосту

3 июня 1943 года на Большом Каменном мосту в центре Москвы прогремело два выстрела. Прибывшие сотрудники милиции обнаружили на месте происшествия тела парня и девушки, чьи головы были прострелены. Жертвами оказались сын народного комиссара авиации Алексея Шахурина 15-летний Владимир и дочь сотрудника министерства внешней политики СССР Константина Уманского – Надежда. Дети вместе учились 175-й школе, и в момент обнаружения тел мальчик с простреленным виском был еще жив. Умер он через два дня, так и не придя в сознание.

Надежда Уманская

Владимир Шахурин
Расследовать дело доверили опытному следователю Льву Шейнину. После опроса одноклассников стало известно, что Алексей и Надежда любили друг друга и встречались. Изучив обстоятельства происшествия, следователи выяснили, что Шахурин выстрелил вслед уходящей подруге, после чего пустил пулю себе в висок. Остался один вопрос, где он взял пистолет? Для выяснения Шейнин провел обыск в комнате убийцы, где следователи отыскали дневник юноши, который поразил всех. Если верить написанному, то погибший парень и его одноклассники входили в тайную антисоветскую организацию «Четвертый рейх».

Школа элиты

В 175-й школе Москвы учились дети народных комиссаров, дипломатов, генералов, деятелей культуры и иностранных коммунистов. Отпрыски «благородных семей» страны рабочих и крестьян держались вместе и чужаков в свой круг не допускали. В дневнике Шахурина написано, что он и его друзья в будущем собирались взять в стране власть и выстроить государство по примеру нацисткой Германии. Тетрадь изобиловала цитатами Ницше и Гитлера.
Члены группы присвоили себе звания фюреров, обещали заниматься спортом и получать новые знания и навыки, которые пригодятся в будущем. Взять власть дети элиты собирались без кровопролития. Они планировали отучиться и, поднявшись по карьерной лестнице занять руководящие посты. И уже после этого изнутри реформировать СССР. Когда дело приобрело такой серьезный оборот его начал вести доверенный человек Берии и следователь НКГБ Лев Влодзимирский.


Следователь по особо важным делам НКГБ Лев Влодзимирский

Следствие по делу четвертого рейха

Ученики 175-школы снова оказались на допросе, но уже не в качестве свидетелей. Школьники, чьи имена были записаны в дневнике, сразу попали в следственные изоляторы. Влодзимирский хотел выяснить, где Шахурин взял пистолет. Возможно, у детей есть еще оружие, которым они захотят убить Сталина или Молотова. Выяснилось, что пистолет попал к убийце через Вано Микояна – сына наркома Анастаса Микояна. Тому его с фронта привезли старшие братья. Вано говорил, что Шахурин собирался просто испугать Надежду Уманскую, которая собралась с родителями в Мексику.

Народный комиссар СССР Анастас Микоян с сыновьями и женой
Помимо Вано и Серго Микоянов, строителями четвертого рейха были сын генерал-лейтенанта Рафаила Хмельницкого – Артем. Сын известного чекиста Станислава Реденса – Леонид, чья мать была сестрой жены Сталина – Анны Аллилуевой. Среди заговорщиков оказался сын начальника управления оборонной промышленности СССР Петра Кирпичников – Феликс Кирпичников, сын начальника госпиталей Москвы Александра Бакулева – Петр, Арманд Хаммер – племянник бизнесмена Арманда Хаммера, который был посредником в торговле между СССР и западными странами.
Все они полгода находились во внутренней тюрьме НКГБ. Так как родители арестованных люди непростые, то привычные методы работы, в виде побоев и угроз к ним не применялись. Школьники вины не признавали и все валили на Шахурина. Они утверждали, что его идею четвертого рейха они не поддерживали, а в организацию он всех записал без их ведома и согласия. Но тогда почему они не донесли на друга-фантазера родителями или учителям? Одноклассники утверждали, что только собирались это сделать.

Сложность покарания

Родись юные заговорщики в семьях простых рабочих и крестьян, то их гарантировано отправили бы в лагерь или даже расстреляли. Но здесь дело сложней. С одной стороны, это просто проявление юношеского максимализма, а с другой, тайная нацистская организация. Да и заговорщики непростые. Дети партийной элиты могут попасть в дом практически к любому наркому и совершить покушение на самого вождя народов Иосифа Виссарионовича.
Сталин понимал, что такое количество репрессированных отпрысков вышей элиты государства, породит множество опасных врагов. Своих детей ему никто не простит. Значит, их следует арестовывать вместе с родителями. Однако на дворе 1943 год и о победе говорить рано, а такие действия могут привести к внутриполитическому расколу.

Совместная фотография Шахурина и Уманской
В декабре 1943 года народный комиссар госбезопасности Меркулов зачитал школьникам приговор суда. Всех их сроком на один год высылали из Москвы в отдаленные поселки Урала, Сибири и Центральной Азии. В среде послевоенной советской элиты история с «Четвертым рейхом» воспринималась как неудачная шалость. Официально психически неуравновешенный Шахурин застрелили Уманскую в припадке гнева, вызванного ее отъездом с родителями в Мексику.

Источник