По словам Нины Гребешковой, супруги знаменитого комедиографа, «12 стульев» была «обеденной книгой» Леонида Гайдая. Когда он садился обедать, «Стулья» сразу оказывались у него в руках. 

Гайдай ее перелистывал, какие-то места зачитывал супруге, смеялся. И страстно желал сделать фильм по этому замечательному роману. Однако осуществлению задуманного всё время что-то мешало


Сначала просто не давали разрешения — советскому кинематографу нужны были положительные герои, а не жулики. Потом в Госкино заявили, что это станет возможным только после того, как Михаил Швейцер закончит работу над экранизацией «Золотого телёнка». Когда же этот фильм вышел на экраны, он имел средний зрительский успех — картина получилась слишком серьезной. Как сказал про неё Гайдай — фильм о смешном, но не смешной. Добиваясь в Госкино разрешения экранизировать «12 стульев», обещал, что он будет снимать совсем другое кино — веселое, искрометное. Короче, такое, какое он умел.
Но его ждал новый удар — пока Леонид Гайдай работал над «Бриллиантовой рукой», идея снять «12 стульев» пришла в голову еще одному комедиографу — Георгию Данелия. И ему дали «добро» на эту постановку. Гайдай не на шутку расстроился – он опоздал, со сценарной заявкой его опередили другие. И тут случилось чудо: Данелия понял, что «перегорел» и не рискнул браться за такое произведение без куража и… уступил право на экранизацию коллеге. Причем Данелия сам подошел к Гайдаю и предложил ему забрать у него «12 стульев»
Гайдай принял подарок с воодушевлением: такой шанс выпадает раз в жизни. Картина, которой он бредил, невероятным кульбитом оказалась в его распоряжении. Он не знал, сколько препятствий еще выпадет на его пути к мечте. Как будет выбирать Остапа из чуть ли не двухсот кандидатов.

и фактически спасёт жизнь Сергею Филиппову, доверив ему роль Кисы.


А поиски подходящих для съёмок стульев вообще тема для отдельного поста

Но итогом стала премьера — 8 июня 1971 года на экраны страны вышел фильм, споры о котором не утихают до сих пор. Кто-то считает фильм полным провалом. А кто-то считает этот фильм классикой жанра, а Бендера-Гомиашвили эталонным великим комбинатором

Источник