7 ноября 1918 года в Петрограде состоялась премьера агитационного фильма под названием «Уплотнение». По сюжету в уютную квартиру профессора Хрустина из сырого подвала переезжает слесарь Пульников со своей дочерью, заняв одну из комнат. Но профессор рад своим новым соседям, а его сын влюбляется в дочь слесаря, они хотят пожениться.
В квартире часто гостят друзья-рабочие Пульникова, а Хрустин настолько проникся их разговорами о всеобщем равенстве, что начинает читать лекции в рабочем клубе.


Афиша фильма «Уплотнение»

Одним из авторов сценария данной агитки стал сам нарком просвещения Анатолий Луначарский. Можно даже сказать, что этот фильм стал один из первых советских образцов социальной рекламы, которая преследовала вполне конкретные цели: довести до населения о программе новой власти по изъятию излишков жилплощади у домовладельцев и перераспределению их между рабочими, нуждающимися в улучшении условий. Программа, как и фильм, в народе получила название уплотнение.
Еще 20 августа 1918 года выходит Декрет ВЦИК «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах», согласно которому упразднялось право частной собственности на жилье, которое после издания Декрета переходило в распоряжение местных органов власти. И хотя выселение «буржуазии» имело место и раньше, но с этого момента рабочие и их семьи стали теснить прежних владельцев, образуя коммунальные квартиры.
В наше время коммунальные квартиры часто представляют из себя ветхие помещения, требующие ремонта, с одной кухней и санузлом на большое число жильцов, что вряд ли можно назвать комфортными условиями. Однако в начале XX века, когда большинство рабочих жило на окраинах в рабочих кварталах, тратя изрядную часть своего жалования на съем комнат, а чаще всего углов без каких-либо удобств, коммунальные квартиры стали большим шагом вперед. Рабочие вместе с семьями переехали в отапливаемые освещенные квартиры, часто рядом с предприятиями, получив гарантированные им квадратные метры.


Коммунальная квартира

Однако довольных такими соседями, как в фильме «Уплотнение», в действительности было немного. Буржуазия, имевшая жилую собственность и живущая «спрятанными капиталами», в массовом порядке выселялась из городов, при этом кроме недвижимости у них изымалось и личное имущество. В результате только осенью 1918 года из Москвы было выселено более трех тысяч семей, а в их бывшие квартиры въехало свыше 20 тысяч рабочих.
Среди тех жильцов, кто остался в своих квартирах, но был «уплотнен», также было много недовольных. В многочисленных жалобах на новых соседей указывалось, что рабочие ломали мебель, паркетом топили печи, хамили, устраивали пьянки и вели себя нечистоплотно.
Важным свидетельством о проведении жилищной политики стали произведения Михаила Булгакова, современника этих событий и жителя Москвы с 1921 года. В своем рассказе «№13. Дом Эльпит-Рабкомунна» Булгаков описывает благоустроенный дом, чьим хозяином являлся домовладелец Эльпит. После революции дом был заселен новыми жильцами, без должного уважения относившиеся к новому месту жительства, одна из которых, Аннушка Пыляева, стала виновницей пожара, вопреки предупреждениям растопившая в комнате печь-буржуйку. В итоге дом сгорел дотла.
В другом произведении, повести «Собачье сердце», писатель более подробно рассматривает проблему «уплотнения», которая нависла над главным героем профессором Преображенским. Отбиваясь от атак председателя домового комитета Швондера и его свиты, пытающихся подселить новых жильцов в его семикомнатную квартиру, профессору лишь после звонка своему высокопоставленному пациенту удается избавиться от непрошеных гостей.

Кадр из фильма «Собачье сердце»

Большевикам с помощью достаточно жестких мер удалось создать для рабочих улучшенные условия проживания с помощью переселения в коммунальные квартиры, что было лишь первым этапом по обеспечению населения доступным и удобным жильем. В разные годы проходили кампании по строительству домов и целых кварталов для предоставления отдельных квартир, но даже сейчас, спустя сто лет, коммунальные квартиры существуют в наших городах, а крылатая фраза Воланда о квартирном вопросе, испортившем людей, все так же актуальна.

Источник