16 июня 1924 года, Ленинград. Небольшая компания, состоящая из четырех мужчин и одной девушки, на моторной лодке решает совершить прогулку по Неве и Финскому заливу. Когда лодка, плывшая по Фонтанке, вышла к Гутуевскому острову, у нее заглох мотор, после чего ее стало уносить течением.
Починить двигатель не удавалось, и плывший в Кронштадт пароход «Чайка» столкнулся с лодкой, все пассажиры которой оказались в воде. Несмотря на помощь матросов парохода спасти удалось лишь троих. Среди утонувших оказалась и девушка, которой было всего двадцать лет. Вот так буднично оборвалась жизнь Лидии Ивановой, балерины, которой прочили блестящую карьеру и мировую славу.
Лидия Александровна Иванова родилась 4 октября 1903 года в столице Российской империи в семье инженера Александра Иванова. По настоянию родителей Лидочку отдали учиться в Петербургское театральное училище при императорских театрах, где девочка привлекла внимание педагогов балета своими способностями и изяществом.


Лидия Иванова 

После двух революций 1917 года, когда многие деятели искусств спешно покидали раздираемую Гражданской войной страну, Лида вместе с родителями осталась в Петрограде, где в 1921 году успешно оканчивает училище и поступает в бывший Мариинский театр. Юная балерина быстро завоевывает популярность как среди зрителей, очарованных хрупкой девушкой, так и среди критиков, отмечавших пластику и грациозность Лиды. Вот как писал о ней балетмейстер Ростислав Захаров:

«Ее, пожалуй, ни с кем нельзя было сравнить: необычайная экспрессия, бурный темперамент, способность выражать как неукротимую жизнерадостность, так и глубокий трагизм».

Однако возраст не позволял ей получать крупные партии и уж тем более стать примой, и талантливой девушке приходилось довольствоваться вторыми ролями, однако ей прочили блестящую карьеру в будущем. Этому способствовало и внимание со стороны партийной верхушки Северной столицы.

Мариинский театр в начале XX века 

Так же, как и высший свет царской России, деятели России Советской любили балет, казалось бы, классово чуждый им. Но также, как и у великих князей и министров, у ответственных товарищей любовь эта в основном ограничивалась страстью к изящным девушкам. Лидия Иванова не была исключением, и она имела много поклонников в среде политиков и представителей советской элиты. Вот и в день своей трагической гибели Лида была в компании инженера Клемента (погибшего вместе с ней), администратора студии театра драмы Гольштейна, комендант малого оперного театра Языков и матрос Родионов. Все, кроме Родионова, занимали не последнее положение в Ленинграде и явно хотели произвести впечатлению на восходящую звезду балета.


Портрет Лидии Ивановой работы Зинаиды Серебряковой 

Сразу после несчастного случая было начато расследование инцидента под эгидой водного отдела ГПУ, однако ничего подозрительного следствие не выявило. Капитан «Чайки», как и положено, подавал сигналы проходившей прямо по курсу лодке, однако находившиеся на ней люди не отреагировали на это. Согласно показаниям очевидцев, девушку в белом платье либо затянуло под днище парохода, либо унесло течением, однако тело ее так и не обнаружили. Виновным был признан погибший инженер Климент, управлявший лодкой, а единственным итогом всего дела стало ужесточение правил управления речными судами и безопасности на воде. Было установлено, что причиной гибели Лиды Ивановой стала «обывательская растерянность» ее спутников, однако далеко не все поверили в это.
Почти сразу после трагедии по Ленинграду поползли слухи, что Лидочку погубили ее недоброжелатели, к числу которых причисляли известную приму Ольгу Спесивцеву. Причиной убийства могла послужить зависть к юному дарованию, а помочь осуществить его мог крупный ленинградский чиновник и по совместительству гражданский муж Спесивцвой Борис Каплун, племянник Моисея Урицкого. На этой версии настаивал и отец Лиды, однако она оказалась не более чем выдумкой: к лету 1924 года Спесивцева уже несколько месяцев жила заграницей, не имела никаких связей с бывшим ухажером, да и вряд ли рассматривала Иванову как свою конкурентку.

Ольга Спесивцева 

Другую версию, отличающуюся от официальной, высказали друзья Лидочки, Георгий Баланчивадзе (позже взявший себе псевдоним Джордж Баланчин) и Александра Данилова. Они уже после эмиграции из СССР заявили о том, что юную балерину устранило ГПУ для того, чтобы не позволить ей выехать за рубеж. Внутри СССР эта версия поддерживалась слухами о том, что якобы кто-то из близких Лиде людей нанял ныряльщика, который обнаружил на дне реки женский труп с простреленной головой.

Джордж Баланчин 

Однако обе версии не нашли каких-либо убедительных доказательств. Подстраивать несчастный случай для убийства из зависти было бы слишком сложно, в то же время и ГПУ могло сработать куда рациональнее и либо поспособствовать отказу в визе на выезд, либо отправить желающую покинуть страну девушку в ссылку. Но логика не могла уже вмешаться в распространение слухов, и версии о неслучайной смерти еще долго гуляли по Ленинграду. Единственным неоспоримым фактом, с которым соглашались все без исключения, стал столь ранний и трагический уход из жизни подающей надежды балерины.

Источник