В ходе жёсткого противостояния гостелерадио и госкинематографии СССР под давлением запретов чиновников, худсоветов, политических догм появился фильм, который сегодня является неотъемлемой частью нашей культуры, частичкой иссякающей, но все еще живущей национальной идеи и традиционным украшением новогоднего стола каждого российского гражданина.

Запрещённая «рождественская сказка», которая преодолела все преграды, запреты и стала частью нашей жизни.

Нестандартный формат

Действие фильма происходит практически в одной локации, очень ограниченным актерским составом. Хронометраж двух серий составляет три часа пятнадцать минут экранного времени.

По сегодняшним меркам, эта картина не прошла бы по перспективности в прокате и хронометражу. По мотивам газетной заметки в 1969 году была написална пьеса про нетрезвых чудаков, которые умудрились в шутку посадить своего захмелевшего товарища на поезд, в котором тот отправился в другой город. Драматург Эмиль Брагинский в соавторстве с Эльдаром Рязановым работал над ней всего 12 дней.
Впервые пьесу поставили в театре глухонемых и она произвела на зрителей большое впечатление. После удачного тестирования, ею заинтересовались еще 10 театральных площадок, а Рязанов принял решение об экранизации.

Вопреки цензуре

Глава телевидения Сергей Лапин, чтобы насолить возглавлявшему тогда Госкино Андрею Ермашу, «на зло» дал добро на производство даже двух серий.
На художественном совете, под давлением партийных начальников, историю про «доктора выпивоху и его любовные похождения, которые порочат честь и образ советского гражданина» запретили. Будущую картину спасла давняя «чиновничья война» между кино и телевидением.

На роль главных героев пробовались: Андрей Миронов, Олег Даль, Олег Басилашвили, Алиса Фрейндлих, Светлана Немоляева, Людмила Гурченко. Но на выбор режиссера не повлияли даже близкие, дружеские отношения с некоторыми актерами.
Рязанов был убеждён, что образ советской женщины, воплощённый и эксплуатируемый в советском кино, совершенно не бился с его пониманием образа «любимой женщины» и «любви всей жизни». Не сказать, что мэтр презирал советских женщин из-за их излишней простоты и брутальности, скорее, Рязанов не представлял на роль Нади Шевелевой никого из отечественных актрис. По мнению режиссера, советские актрисы могли «отлично подоить корову, выточить фрезу», но играть любовь не было киноопыта. «Любовь в советском кино проявляли в выразительном взгляде, или державшись за руки бегали в березняке».

Скандал в советском кино: главную роль отдали иностранке

Это был нонсенс, когда режиссёр утвердил на главную роль иностранку, польку Барбару Брыльску, с которой тайно, несмотря на запреты, провёл переговоры.


Рязанов провёл действительно уникальную для того времени подготовительную работу, успев нарушить все устоявшиеся правила и табу: сложная трехкамерная съемка лишила оператора-постановщика художественной свободы. В Санкт-Петербурге на момент съемок не было снега — пришлось обходиться искусственным.
После того, как в июне 1975-го года картину завершили, ее представили на просмотр руководству. Секретари парткомов, представители телестудий страны обрушили на фильм град яростной критики, все единогласно хотели запретить его.
К счастью для создателей, до этого картину случайно посмотрел Леонид Ильич Брежнев, и она ему понравилась. Благодаря этому картина наперекор всему выходит на ТВ, да и ещё в новогоднюю ночь.
В итоге в день премьеры фильм увидели 100 млн человек! Зрители засыпали редакцию письмами с восхищёнными отзывами. До 1978 года картину по ТВ посмотрели порядка 250 миллионов человек.

Кинопрокат

Тем временем в Госкино начались поиски виновных, запретивших кинопрокат. Полетели чиновничьи головы. На скорую руку пришлось создать вариант для кинотеатров — это был беспрецедентный случай, когда власть смогла быстро и технично создать условия по воле зрителей. Фильм в кинотеатрах посмотрели 7 миллионов зрителей.

Эльдар Рязанов сыграл в картине одну из характерных для него эпизодических ролей раздражённого пассажира в самолёте, на которого постоянно сваливается спящий Лукашин.

Государственная премия

Картина так же вошла в список номинантов на государственную премию. Но проблема заключалась в том, что это был юбилейный год великой Октябрьской революции, и шансы получить главную награду у фильма «пропагандирующего алкоголизм» были равны нулю.
Усугублялась ситуация ещё одним фактором: на премию так же номинировалась всесильная и важная для власти телевизионная программа «Время» — рупор эпохи и ориентир официальных ценностей советского общества. Победить такого Голиафа, конечно, было бы чудом. И оно свершилось. Картина получила премию волей народа, вопреки чиновникам.

«Грузия-фильм» вступилась за картину, пролоббировав ее для участия в борьбе за премию, и «Иронию» включили в список номинантов. Следом, в частном порядке в список вошла и иностранная актриса Барбара Брыльска, что было вообще фантастикой. Конечно, было бы странно, если бы настоящие грузинские мужчины не помогли прекрасной блондинке. Все замерли, ожидая решения тайного голосования.
И опять чудо: ирония судьбы в том, что все те, кто открыто выступал против награды картине, объясняя это тем, что в годовщину великой Революции награждать подобную ленту — это кощунство, в итоге в тайне, единогласно проголосовали за! Это была своя, настоящая, маленькая революция. Победа добрых человеческих сердец над пластмассовым режимом и его ценностями.
Оказалось, что даже в чиновниках того времени теплилась надежда на что-то хорошее, присущее обычным людям. Надя Шевелева стала Надеждой для всей страны. Ее Любовь к простому и чудаковатому Лукашину победила все запреты, преодолела все преграды на своём пути. История абсолютно рождественская, сказочная и волшебная, впору новогоднему празднику. Она о том, что Надежда и любовь сильнее запретов, режимов и пластмассовых истин. В приближении нового года хочется пожелать всем такого же чуда, которое произошло с героями этой картины и их создателями.

Источник