Делягин Михаил

Единая Россия спряталась, возможно, просто потому, что понимает, как к ней относится Россия

Сейчас в обществе все сильнее недоумение куда делись с началом коронавирусной паники лидеры и просто функционеры Единой России , так неутомимо и агрессивно поучавшие нас по любым поводам все последние 20 лет? Многие полагают, что они, попрятавшись по поместьям, на деле реализуют принцип никто из нас этой России ничего не должен , - но, возможно, объяснение намного проще. Возможно, они просто знают, как на самом деле относится к ним якобы избирающая их Россия, - и весьма разумно боятся ее.

Перед самым переходом коронавирусной истерии в терминальную для экономики и заметной части общества стадию я провел в Интернете и соцсетях опрос о том, считают ли их пользователи Единую Россию врагом народа .

Эта предельно жесткая и памятная формулировка, впечатанная в генетическую память общества Большим террором 1937-1938 годов, была навеяна многочисленными и крайне агрессивными комментариями, которые я систематически получаю со всей страны (правда, должен отметить, что после кражи у нас пяти лет жизни под видом пенсионной реформы, заявления о среднем классе с доходом 17 тыс.руб. и начала коронавирусной истерии фокус общественного негодования уверенно смещается с Единой России на президента Путина).

Важным преимуществом данной формулировки представляется и ее жесткость, отсекающая как не очень сильно недовольных партией власти и в целом политикой государства, так и просто относительно мягкосердечных людей.

Вероятно, именно по этой причине затруднившихся с ответом было непривычно много 9,5%. Как минимум две трети из них, насколько можно судить, просто не готовы выражать свое неприятие Единой России в столь резкой и исторически однозначной форме.

Результаты опроса шокируют, - при том, что аудитория соцсетей, понятно, не репрезентативна с точки зрения классической социологии.

Прежде всего, за относительно небольшое время проголосовало более 10,6 тыс.чел., что свидетельствует о высокой значимости и актуальности темы опроса для общества.

А согласие с предположением, что партия Единая Россия является врагом народа России , выразило почти три четверти участников опроса 74,5%!

Лишь 12,6% не согласились с этой формулировкой (причем не только из хорошего отношения к этой партии, но и в силу более мягкой вражды к ней).

И 3,4% заявили, что не знают такой партии, как Единая Россия , - что, по крайней мере для их части, можно рассматривать также как фактор неприятия этой партии.

Совершено неожиданной оказалась структура отношения к партии власти в разрезе социальных сетей.

Так, формально запрещенный в России Телеграм , созданный фактически изгнанным из страны и, насколько можно судить, ограбленным российской олигархией, демонстрирует наибольшую лояльность своей аудитории к Единой России : в нем считают ее врагом народа России жалкие 65% - менее двух третей!

Крайне терпимо относится к партии Путина и аудитория твиттера: в ней считают ее врагом народа лишь 70,4%.

А наименее толерантны к единороссам вроде бы деполитизированные одноклассники : при высокой активности голосования согласились с их оценкой как врагов народа 90,7%! Вероятно, это вызвано преобладанием в этой соцсети зрелых людей, успевших получить советское в свое основе образование и сохранивших способность к критическому мышлению, несмотря на титанические усилия по дебилизации общества, предпринимаемые властью.

В целом восприятие партии власти как врагов народа России представляется исчерпывающей и убедительной характеристикой власти, в целях личного обогащения методично уничтожающей страну и народ на протяжении всей трети века национального предательства.

Мнение участников опроса создает впечатление, что Россия (по крайней мере, участвующая в социальной жизни до степени представленности в соцсетях и пользования Интернетом) воспринимает себя как территорию, оккупированную врагами, в роли которых выступает государственная власть.

И нельзя не отметить, что действия последней, включая истерическую разрушительную гиперреакцию на коронавирус сразу же после крайне эффективного и последовательного уничтожения здравоохранения, дают для этого по крайней мере некоторые основания.