120 лет назад родилась супруга Никиты Хрущева, с которой в нашу страну пришло понятие первой леди. 

Совместные фотографии Нины Петровны с супругой президента США Эйзенхауэра, а потом и с Жаклин Кеннеди наделали много шума: и в Америке конца 1950-х — начала 1960-х, и несколько десятилетий спустя в России. Критики цеплялись за аляпистое платье а-ля халат, отсутствие макияжа, невнятную стрижку и полноту супруги Хрущева. Как будто ее вид мог повлиять на американо-советские отношения…

С Рокфеллером говорила на английском об экономике

А ведь между прочим повлиял. Хотя бы и косвенно. При всем своем «колхозном» прикиде простая женщина Нина Кухарчук неплохо разбиралась в экономике и смогла произвести впечатление на Рокфеллера, с которым говорила на приличном английском. Кроме того, она владела польским, украинским, французским. Знала, что такое протокол и светский этикет. Умилялась американским детям. И с удовольствием рассказывала о своих внуках. Открыто улыбалась. И при этом ничего из себя не строила.
Цветастый «халат» супруги Хрущева на самом деле был платьем из натурального шелка. Его, как и другие наряды, Нине Петровне шила одна из лучших московских модисток Нина Гупало — по совместительству мама Алексея Аджубея.
Вот разве что фигура… Но тут, скорее всего, сыграли роль гены. Обмануть которые еще никому не удавалось. В молодости-то Нина была вполне себе стройной. Но переболела тифом, потом вышла замуж за Никиту — вдовца с двумя малышами, четыре раза рожала (первая дочь умерла младенцем). В годы Великой Отечественной в семью влилась внучка Юля, ставшая дочкой (сын Хрущева Леонид погиб на фронте). Когда Нина Петровна впервые попала в США, ей было без малого 60 лет, во время встречи с Жаклин — и того больше. И выглядела она, может быть, лучше многих советских женщин того периода. Переживших революцию, войны, эвакуацию, а значит — тяготы и лишения…

Нина Кухарчук с Никитой Хрущёвым, 1924 год

Мать Хрущева считала ее слишком образованной

Словом, кто что говорил о ней в Америке и в СССР, Кухарчук волновало мало. Гораздо больше ее интересовало здоровье мужа, детей, внуков. Важно было, чтобы в доме было чисто, а домочадцы — вкусно и сытно накормлены. Хотя с тех пор, как Хрущев стал занимать высокие посты, нужда вести хозяйство у Нины Петровны отпала — для этого был штат прислуги, с которой хозяйка обходилась так строго, что боялись ее пуще хозяина. Кстати, с возрастом она все больше напоминала мать Хрущева — даже по снимкам видно, что та была властной женщиной.
Подсознательно Никита Сергеевич выбрал себе в жены «маму» из бедной крестьянской семьи. Не красавица, но обаятельная, хозяйственная, любящая детей (даже чужих — от первого брака мужа). К тому же грамотная и по-житейски мудрая. Он понимал, что с такой не пропадешь. И оказался прав. А вот его мать выбором сына была недовольна — считала, что Нина слишком уж образованная. В Москву молодая семья Хрущевых-Кухарчук переехала с Украины именно благодаря Нине. О высоких должностях Никиты мечтать было рано. Нина же, в 20 лет ставшая членом ВКП(б), уже вовсю делала карьеру по партийной линии. Они и познакомились-то, когда она преподавала политэкономию, а он поступил на рабфак Донтехникума в Юзовке…

Нина Хрущева и Джон Кеннеди, 1961 год

С мужем была одного роста, с таким же размером ноги

Никита Сергеевич и Нина Петровна прожили вместе 47 лет. Но в официальный брак вступили только в 1965-м (чтобы оформить документы на жилье), когда Хрущева уже сняли. Оставалось ему на этом свете каких-то шесть лет. Со временем они становились все более похожими друг на друга. Были одного роста, носили обувь одного размера. И скорее напоминали брата с сестрой, чем супругов. Люди, знавшие семью близко, считали эту пару очень гармоничной.
Об отставке, к слову, больше переживала Нина Петровна, чем сам Хрущев. Вернувшись домой, он сообщил близким о произошедшем, попросил его не трогать. И ушел в свою комнату. Она же восприняла это как чудовищную несправедливость и от расстройства даже заболела. После чего старалась всячески поддерживать мужа. От семьи тогда отвернулись некоторые друзья, политикам запретили приезжать к Хрущеву и даже звонить, а ему самому — писать мемуары. Тем не менее он надиктовал четыре тома, переправил за границу. Там и опубликовали мемуары в 1970-е.
Дома на нескольких гектарах в Петрово-Дальнем, где они теперь жили с Ниной Петровной, Хрущев развел бурную огородническую деятельность. Однажды помидоры выросли размером с его кулак. Он ходил любовался, не мог нарадоваться на урожай. А ночью ударил мороз, и все плоды почернели…
Перенеся несколько инфарктов, Никита Сергеевич ушел в 77, хотя мог бы еще пожить в свое удовольствие с любимой Ниной Петровной. Но, похоже, удовольствия уже было мало — чувствовал себя Хрущев неважно. Признавался: «Не знаю, зачем жить»…
После его смерти Нина Петровна переехала во «вдовий поселок» Жуковка. И прожила еще 13 лет.

Источник