До и после Терешковой: истории дублеров первой женщины-космонавта

Космонавтика — одна из самых жестоких отраслей человеческой деятельности. 

Дело не только в нагрузках, физических и моральных, которые выпадают на долю тех, кто преодолевает земное притяжение.

Космонавты-испытатели первой женской группы отряда космонавтов Центра подготовки космонавтов (слева направо): Татьяна Пицхелаури (Кузнецова), Ирина Соловьева, Валентина Терешкова и Валентина Пономарева. В 1969 году группа была расформирована.

А ну-ка, девушки

! Можно, пройдя сложнейший отбор, годами готовиться к полету как главной цели жизни и никогда не полететь. За спиной тех, кто носит гордое звание «летчик-космонавт», остаются десятки их товарищей, кому не суждено было увидеть Землю с орбиты.
Из 20 человек, отобранных в первый отряд советских космонавтов, полетели 12. В первом женском отряде из пяти девушек в космос отправилась одна — Валентина Терешкова. Остальным четверым на два с лишним десятилетия была уготована безвестность. Лишь во второй половине 1980-х имена дублеров Терешковой впервые придали широкой огласке.
Удивительно, но до сих пор неизвестно, кому первому пришла мысль о полете женщины в космос. По одной из версий, идея исходила от Сергея Королева. Николай Каманин, курировавший подготовку первых космонавтов, писал в дневниках, что эта мысль появилась у него. Третья версия гласит, что Герман Титов после своего полета побывал в США и оттуда привез новость — американцы формируют женскую группу, чтобы обойти СССР на этом направлении.
В октябре 1961 года Сергей Королев направил командованию ВВС, которое в тот момент отвечало за космические кадры, запрос о проведении дополнительного набора в отряд космонавтов. В том числе, глава советской космической программы указывал на необходимость введения в него 5 женщин.
30 декабря 1961 года Президиум ЦК КПСС утвердил дополнительный набор в космонавты.

Набор по линии ДОСААФ

Сразу возникла проблема — из кого, собственно, набирать кандидаток? С мужчинами было проще: комиссии вели отбор среди военных летчиков, чья подготовка уже была весьма серьезной. Но большого количества женщин-пилотов реактивной авиации в СССР в начале 1960-х не было. Поэтому первичный отбор вели по линии ДОСААФ, среди девушек, которые были членами аэроклубов. Если летчиц в Советском Союзе не хватало, то вот дефицита в парашютистках не было.
По линии Ярославского аэроклуба в списки претендентов и попала комсомолка, ткачиха и парашютистка Валентина Терешкова. Имя Терешковой было в списке из 58 девушек, которых первично отобрали по линии ДОСААФ. Из этого списка 23 были вызваны в Москву для первичного амбулаторного обследования. Это сито прошли 18, которых разделили на две группы, по 10 и 8 человек.
3 марта 1962 года отборочная комиссия разбирала личные дела первой «десятки». По итогам заседания к зачислению в слушатели космонавты были рекомендованы трое: Терешкова, Ирина Соловьева и Татьяна Кузнецова.

Ирина, инженер

Ирине Соловьевой было 24 года. Уроженка Тульской области, во время войны она была эвакуирована на Северный Урал. Там выросла, окончила среднюю школу в городе Серове, затем поступила на строительный факультет Уральского политехнического института. Однажды в институте увидела объявление о наборе в парашютный кружок и решила пойти ради интереса.
Интерес стал почти профессией — Соловьева «допрыгалась» до сборной СССР по парашютному спорту, имела на своем счету мировые и всесоюзные рекорды. Все это она совмещала с работой инженером проектно-конструкторского бюро треста «Уралэнергомонтаж» в Свердловске.
Соловьева готовилась к выступлению на чемпионате мира, но вдруг, к огромному удивлению коллег, оставила команду. О том, что их Ира отправляется на космическую подготовку, товарищи по сборной даже не догадывались. Кроме одного человека…

Татьяна, стенографистка

С партнершей по парашютной сборной Татьяной Кузнецовой Ирина Соловьева столкнулась нос к носу во время медицинского обследования. Свой «космический» отбор они вынуждены были скрывать друг от друга, но после этой встречи между ними секретов не осталось.
Москвичке Татьяне Кузнецовой было 20 лет. После окончания школы она поступила на курсы машинописи и стенографии. С этой специальностью и пришла на работу в НИИ-35 Министерства радиоэлектронной промышленности.
В 1961 году Татьяна стал абсолютной чемпионкой Москвы по парашютному спорту. В ее багаже к тому моменту было более 250 прыжков, поэтому отборочная комиссия просто не могла не обратить на нее внимание.
В конце марта 1962 года пришел черед «восьмерки». Из этих девушек в отряд были рекомендованы две — Валентина Пономарева и Жанна Ёркина.
11 легенд. Как сложилась судьба первых советских космонавтов?

Валентина, инженерПономарева была самой старшей в группе и самой опытной. 28-летняя девушка, в отличие от других, была летчицей. После школы, которую москвичка закончила с золотой медалью, она училась в МАИ, где был «профильный» аэроклуб. Начинала с По-2, затем освоила Як-18 и участвовала в авиапараде в Тушино. Но после окончания вуза совмещать полеты и работу стало трудно, и Валентина сосредоточилась на профессии.
Интересно, что по распределению Пономареву после института направляли в ОКБ-1 к Сергею Королеву, но она по семейным обстоятельствам перераспределилась в Отделение прикладной математики АН СССР. Там-то у нее однажды и спросили: не хочет ли она в космос? Дело в том, что Отделение прикладной математики плотно работало с КБ Королева, и там знали о наборе женщин. Пономарева же с ее знаниями и авиационным опытом казалась чуть ли не идеальной кандидатурой. Валентина, однако, всерьез это не приняла, но заявление все-таки написала. И вскоре ее зачисли в отряд космонавтов.
Правда, на пути Валентины в космонавты едва не встал… Юрий Гагарин. Как потом выяснилось, первый космонавт говорил комиссии, что «рисковать матерью» они не имеют права. Дело в том, что Пономарева была замужем и имела сына. Но в итоге ее все-таки приняли.

Валентина Пономарева, дублер Валентины Терешковой

Жанна, учительница

Уроженке Новгородчины Жанне Ёркиной был 21 год. Окончив в 1956 году среднюю школу в Тамбове, девушка поступила в Рязанский педагогический институт. После его окончания она стал учительницей в школе-восьмилетке села Пальково Рязанской области.
С 1957 года Жанна занималась в Рязанском аэроклубе. К моменту прохождения комиссии она имела в своем активе более 150 прыжков с парашютом. Увлечением небом у девушки было, что называется, наследственным — отец Жанны был военным летчиком, фронтовиком. Ёркина окончила факультет иностранных языков и блестяще владела немецким и французским языками.
Жанна едва не выбыла из женской группы первой. В июле 1962 года во время тренировочного прыжка с парашютом она серьезно травмировала ногу. На три месяца ее отстранили от тренировок, однако она сумела быстро восстановиться и убедить врачей, что может продолжать дальнейшую работу.

Иногда штатские, иногда в погонах

Вообще к появлению женщин в отряде космонавтов готовы не были. Все мужчины на тот момент были военнослужащими, привыкшими к строевому уставу, субординации, и вдруг среди них появляются абсолютно гражданские девушки. Правда, гражданскими они были недолго. После зачисления в отряд всех пятерых призвали на военную службу, присвоив звания «рядовой».

Но если они военные, то им необходима была и форма. А женской амуниции в «хозяйстве генерала Каманина» не оказалось. Та что первое время кандидатки в космонавтки ходили в мужском. Потом, конечно, им пошили форму по первому разряду.
С формой и воинскими званиями случился казус накануне старта «Востока-6». Терешкова и ее дублерши прибыли на Байконур в военной форме (к тому времени девушки были младшими лейтенантами). И тут у руководства возникли сомнения — а стоит ли первую женщину в космосе представлять как военнослужащую? После консультаций все переиграли и переодели дам в штатское. Так что Терешкова путешествовала затем по миру в обычной одежде, хотя и была офицером.

«Бабий батальон»

Было бы преувеличением сказать, что в отряде космонавтов женской группе обрадовались. Ведь это означало, что девушки становятся конкурентами за право на полет, а за него и так уже шла нешуточная борьба. До драк, конечно, не доходило, но достаточно посмотреть на настроение Германа Титова на заседании комиссии, где было объявлено, что первым полетит Юрий Гагарин, чтобы понять, какие чувства обуревали людей.
Вежливый Гагарин именовал девушек «березками», а вот прямолинейный Алексей Леонов окрестил их «бабьим батальоном». Все тренировки и испытания девушки проходили наравне с мужчинами — и центрифугу, и сурдокамеру, где кандидатов выдерживали в одиночестве по десять суток.
Владимир Яздовский, один из основоположников отечественной космической медицины, писал, что по результатам медицинских тестов и теоретической подготовки, девушки расположились в таком порядке: 1. Пономарёва Валентина. 2. Соловьёва Ирина. 3. Кузнецова Татьяна. 4. Сергейчик (фамилия Ёркиной по мужу — Ред.) Жанна. 5. Терешкова Валентина.
Сами участницы группы интеллигентно вспоминали потом, что шансы у всех были близкие, однако, если говорить объективно, из пятерки выделилась тройка фаворитов — Пономарева, Соловьева и Терешкова.

Бремя выбора

Терешкова понравилась Королеву и Каманину — она хорошо перенесла испытание сурдокамерой и легко находила общий язык с людьми. В то же время медики и инженеры высказывались в пользу Пономаревой и Соловьевой, чья подготовка была сильнее.
Считается, что в итоге решающим стало мнение Никиты Хрущева, которому простая ткачиха из Ярославля оказалась ближе, чем дочь инженеров Пономарева и дочь учителей Соловьева.
Есть еще версия, что Пономареву не выбрали из-за слишком независимого характера, а Соловьеву — из-за молчаливости и немногословности, совершенно неподходящей той, которая должна стать героиней для всего мира.
Накануне старта «Востока-6» случился конфуз — Терешкова и ее дублерши решили перекраситься. Терешкова стала брюнеткой, Пономарева рыжей, а Соловьева блондинкой. Руководители полета схватились за голову: фотографии потенциальных покорительниц космоса в Москве уже ждут публикации, а тут такая перемена. Девушек заставили «смыть красоту».

Валентина Терешкова, 1963 г.

Женский экипаж «Восхода-4»: полет, который должен был стать легендой

Как известно, полет Терешковой прошел не слишком гладко. Она не смогла полностью выполнить программу, жаловалась на недомогание, порой засыпала вне графика. А после посадки допустила два грубейших нарушения инструкции — стала есть еду, принесенную встретившими ее колхозниками (и тем самым не дала врачам взять у нее кровь натощак), а также раздала в качестве сувениров тубы с космической едой (которые должны были исследовать изучающие воздействие условий космоса специалисты).
Тем не менее свертывания «женской программы» сразу после полета Терешковой не произошло.
Больше того, девушек стали готовить к сложнейшей миссии. В конце 1966 — начале 1967 годов на «Восходе-4» они должны были совершить длительный полет продолжительностью 15-20 суток с выходом в открытый космос. Основной экипаж составили Валентина Пономарева и Ирина Соловьева, дублирующий — Татьяна Кузнецова и Жанна Ёркина.
Если бы этот полет состоялся, возможно, история советских женщин в космосе была бы куда обширнее и богаче.
Но в начале 1966 года во время операции умер Сергей Королев. Сменивший его Василий Мишин настоял на отмене программы «Восход» ради ускорения работы над «Союзами». А ведь в высокой стадии готовности были «Восходы» с номерами от «третьего» до «седьмого».
Период Василия Мишина — самый неудачный в истории советской космонавтики. Проигранная «лунная гонка», две катастрофы с гибелью экипажей… Женская группа оказалась где-то на обочине внимания, а осенью 1969 года пришла команда о расформировании.

Жизнь после...

Никого из неслетавшей четверки в космос не отпустили. Ирина Соловьева окончила инженерный факультет академии Жуковского, многие годы работала на различных должностях в Центре подготовки космонавтов, в 1991 году вышла в отставку в звании полковника ВВС.
Татьяна Кузнецова, также получившая высшее образование в академии Жуковского, поначалу работала военпредом в Заказывающем управлении Главного штаба ВВС, а в 1979 году вернулась в Центр подготовки космонавтов, где проработала до 1991 года. Вышла в отставку в звании полковника ВВС.
Жанна Ёркина, также работавшая в Центре подготовки космонавтов, в конце 1980-х ушла в запас в звании майора.
Валентина Пономарева, как и ее подруги, многие годы проработала в Центре подготовки космонавтов, а затем занялась вопросами истории. В 2006 году она стала руководителем группы истории космонавтики в Институте истории естествознания и техники РАН.
Пономарева и Соловьева, помимо всего прочего, были участницами женской лыжной команды «Метелица», совершавшей экстремальные экспедиции в Арктике и Антарктике.

«Это было интересное время, фантастическое везенье для всех нас»

Так и не слетавшие в космос члены первой женской группы вышли замуж, родили и воспитали детей, нянчили внуков.
В 2006 году в интервью «Труду» Пономарева сказала: «Я, конечно же, тяжело переживала крушение своей мечты, что так и не полетела в космос. Но в целом, я считаю, моя жизнь сложилась удачно. Это было интересное время, фантастическое везенье для всех нас. Знаете, я и сейчас, если бы предложили, с радостью отправилась бы в космос».
Жанна Еркина ушла из жизни в мае 2015 года, Татьяна Кузнецова скончалась в августе 2018-го. Валентине Пономаревой сейчас 86 лет, Ирине Соловьевой 82 года…
Страна позвала их в космос, и этому делу они отдали себя без остатка. И в том, что не увидели Землю с орбиты, нет вины этих отважных женщин.

Источник