4 ноября, в соответствии с официальным календарём, в России отмечается День народного единства. Поводом для этого праздника, по сути, так и не ставшего праздником, стал весьма сомнительный исторический факт. Считается, что в этот день в 1612 году воины Второго народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город. Взяли — и остановились перед стенами Кремля, в котором всё ещё сидели интервенты: поляки и литовцы. Надо ли пояснять, что в те годы именно крепость, детинец — Кремль — считалась основой города и символом государственной власти?

Подмена даты

Постараемся разобраться в хитросплетениях давней войны, которую А.С. Пушкин назвал «спором славян между собою».

Во-первых, взятие китайгородских укреплений не было решающим событием той кампании. Гораздо более важным мы вправе считать победное сражение русских ополченцев с войском гетмана Ходкевича в августе 1612 года. Именно после того разгрома самых боеспособных польских сил разгром московского гарнизона интервентов был предрешён. Всё зависело только от запасов еды и оружия у тех, кто заперся за стенами Китай-города и Кремля. Вот когда нужно вспоминать о русской боевой славе, о подвигах Минина и Пожарского — в августе.

Или — если вспоминать всё-таки ноябрь — день капитуляции интервентов, когда они покинули Кремль и Москву, а русские ополченцы во главе с Пожарским триумфально вошли в кремлёвские ворота. Эти знаменательные события произошли 5—7 ноября по новому стилю. А 11 (1 по старому стилю) ноября победу отпраздновали торжественным крестным ходом из Успенского собора.

В царские времена окончание Смуты связывали с избранием нового царя — Михаила Романова — через полгода после этих событий, 21 февраля 1613 года. А до этого Москве и Руси пришлось пережить ещё несколько неспокойных и кровопролитных месяцев…

А с 4 ноября депутаты-«единороссы» и жириновцы, голосовавшие за новый праздник в декабре 2004 года, вообще внесли в исторический календарь форменную путаницу. Дело в том, что 4 ноября 1612 года по старому стилю в Москве вообще было затишье. Русские воины отбили одну незначительную атаку интервентов — и всё. А как же взятие Китай-города? Оно было, но случилось на несколько дней раньше: 22 октября по старому стилю, или 1 ноября — по новому. Вот когда можно говорить об освобождении Китай-города. Не разобравшись в соотнесении Юлианского и Григорианского календарей, депутаты и разработчики праздника в 2004 году просто пошли на подмену исторической даты.

Впрочем, в летописи рассказ о взятии Китай-города занимает всего одну строку. Описание августовского сражения с Ходкевичем изложено на 71 строке, а капитуляция поляков и вступление русского воинства в Кремль — на 17. Чувствуете разницу? Аргумент в пользу мифического 4 ноября один: этот день близок к 7 ноября, но в то же время не совпадает с ним. Остальное — натяжка и демагогия, в которой идеологи и журналисты, близкие к нынешней власти, давно побили все рекорды. Одновременно с учреждением нового праздника в декабре 2004 года был официально упразднён другой красный день календаря — 7 ноября.

В этом и была главная задача «реформаторов» нашего исторического календаря. Им было необходимо уничтожить праздник, связанный с освобождением труда, с первой в мире пролетарской революцией, которая была ярчайшим прорывом к справедливому обществу — без эксплуататоров и «владельцев заводов, газет, пароходов». Как далеки их интересы от истинных интересов страны…

Таким образом, считать 4 ноября неким «днём окончания Смутного времени» нельзя. Этот день не ознаменован никакими победами, никакими памятными политическими решениями. Говорить об обратном — просто историческая безграмотность.

В СССР, конечно, никто таких ошибок не совершал и фальшивых праздников не отмечали. Но подвиг русских ополченцев не принижали, не забывали о нём. На параде 7 ноября 1941 года Иосиф Сталин с трибуны Мавзолея сказал бойцам, уходившим защищать Москву: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас непобедимое знамя великого Ленина!»

Увы, в последние годы эту историческую фразу всё чаще цитируют в обрезанном виде, без упоминания Ленина… В учебниках истории убедительно говорилось о всенародной победе над польскими интервентами. Мы отдавали должное честности и мужеству князя Пожарского и патриотизму гражданина Минина. В советские времена, ещё до Великой Отечественной, Всеволод Пудовкин создал замечательный фильм «Минин и Пожарский» — фильм, проникнутый искренним народным патриотизмом. Этот фильм остаётся непревзойдённым в своём жанре, и мы до сих пор представляем этих героев именно такими, какими представили их артисты Борис Ливанов и Александр Ханов.

Иллюзорное единство

Праздник называется красиво: День народного единства. Но разве может стать по-настоящему народным праздник, который замышляли исключительно «в пику» Дню Великого Октября? Он таковым и не стал, как и другой праздник, учреждённый в последние годы, — 12 июня, пресловутый «день России».

Само понятие «народное единство» для нашего «дикого капитализма», да и для любого капиталистического общества — фикция чистой воды. Мы видим, что сегодня и в США, и в Европе, и на осколках великого Советского Союза постоянно провоцируются межнациональные и межрелигиозные конфликты, о которых и помыслить нельзя было в советские времена, в особенности — до разрушительной горбачёвской «перестройки». Эти конфликты выгодны правящей, в особенности финансовой, элите — и поэтому конца им не будет. Как выгоден им и чудовищный контраст между «успешным» меньшинством — хозяевами жизни — и бесправным большинством. А ведь это большинство — лучшие люди страны. Рабочие, инженеры, хлеборобы, учителя, врачи, учёные… Ощущают ли эти люди единство с миллиардерами, захватившими народное богатство, которое создавалось десятилетиями?

И вот прошло 15 лет после первого официального празднования 4 ноября — Дня народного единства. За это время обанкротился не только «наш капитализм», основанный на нефтегазовых сверхдоходах кучки олигархов и чиновников. Обанкротился и праздник.

Не знаю ни одной семьи, в которой его бы отмечали, в которой в этот день поднимались бы тосты за народ, за Россию. Всё это — фикция, фальшь, которую можно увидеть только на телеэкране, как в кривом зеркале. Этот праздник демонстрирует острейший разлад между государством и народом. Когда ценности первых лиц государства так резко отличаются от ценностей народного большинства — это чревато опасными последствиями.

Даже сегодня если у России и остались союзники в мире, то это люди, полюбившие Советский Союз, восхищавшиеся ленинским прорывом, стихами Владимира Маяковского, прозрениями Максима Горького. Это люди, которые осознают величие подвига Красной Армии в борьбе с «коричневой чумой» — от первой битвы с фашизмом, которая состоялась в Испании, до взятия Берлина, разгрома японской Квантунской армии и освобождения Китая.

Нельзя не вспомнить и преодоление послевоенной разрухи, и покорение космоса… Вот когда народ действительно был единым. Вот когда не было обездоленных. Вот за что в мире до сих пор уважают Россию, а не за художества последнего тридцатилетия. Нынешняя власть упорно старается не замечать этого. Не потому ли российская дипломатия в последние годы по существу оказалась в положении цугцванга, когда любой шаг приносит потери.

Не перечеркнуть революцию

К революции у нас сегодня на государственном уровне относятся по-страусиному. Прячут голову в песок, стараясь не увидеть её мощи, её великих последствий и для нашей страны, и для всего мира. Как вирус, вбрасывается в общество совершенно необоснованная идея: «Любая революция есть зло, допустим только эволюционный путь развития». Какое невежество! Да если бы не революции в науке — мы не получили бы ни антибиотиков, ни полётов в космос, ни тех же исполинских нефтепроводов, по которым российское сырьё идёт в Европу. Эволюционным путём этих достижений пришлось бы ждать ещё лет двести.

Эта логика применима и для общественной, и для государственной жизни. Каждый историк помнит, с чего начинается классическая «История Рима» Тита Ливия. С революции! Со свержения царского режима и утверждения республики. И никакая не эволюция, а именно революционный порыв превратил Рим в величайшую державу древности.

А нашему народу Октябрь 1917 года принёс свет электростанций и свет просвещения, ликвидацию безграмотности и сословных привилегий, развитие науки и искусства. Чтобы познать все грани этой великой исторической вехи — необходимы века! И от такого праздника наше государство отказалось… Государство, но не народ.

«Перевоспитать» историческое прошлое не удастся. Фальшь «дня народного единства» очевидна не только для профессиональных историков. Она видна всем. И для большинства из нас 4 ноября — вовсе никакой не праздник, а преддверие Великого Октября. Такова логика истории. И её невозможно изменить никакими директивами.