В 1885 году известный немецкий инженер-конструктор Даймлер создал первый мотоцикл. Этот факт пополнил конвейер транспортной отрасли, спровоцировал зарождение мотоциклетной культуры и, в частности, мотоспорта. В российском обществе автоспорт зародился еще в имперские времена. И даже несмотря на то, что внутри страны не было производства мотоциклов, соревнования с участием «моторов», как их тогда называли, регулярно проводились до самого начала Первой мировой войны. 

Октябрьская революция вкупе с войной серьезно подорвали лишь растущий спорт и серьезно затормозили развитие в этом направлении на фоне европейских стран и США. 

Но история донесла до нас истории про советских мотоциклистов, преодолевших тысячи километров ради высоких целей.

ЗАРУБЕЖНЫЕ ПОЕЗДКИ ВРЕМЕН НЭПА И СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ.

Молодому советскому государству периода НЭПа нужно было улучшить отношения с европейским сообществом. Помимо официальной линии правительства использовались также неформальные каналы. Новая экономическая политика, которую ее авторы рассматривали как капитализм в пролетарской стране, была предназначена для поддержки Советов до прихода мировой революции. 

Профессиональные спортсмены вызвались брататься с рабочими Европы, преодолевая тысячи километров, чтобы нести мягкую Советскую власть в массы.
Полулегальная дипломатическая миссия на мотоциклах проходила по-разному. В 1919 году был утвержден порядок выдачи паспортов для выезда за пределы государства.Теперь проектированием занимался НКИД (Народный комиссариат иностранных дел). 

Правда, через 3 года бюрократическая машина скорректировала идеологическую составляющую этого процесса. Так появились первые дипломатические миссии молодого государства. Выезд-вход до второй половины 20-х годов оставался достаточно свободным. 

Были единичные случаи юридических препятствий для выезда за границу.Трудности возникли с началом индустриализации с коллективизацией, когда появились первые люди, которые хотели изменить свою родину. 

Временной лазейкой на прозрачных границах воспользовались советские мотоциклисты, которые на двух колесах ехали в Париж и обратно.


Диплом одного из участников мотопробега.

ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ СССР ЗА ГРАНИЦЕЙ И МОТОПРОБЕГ В ЛОНДОН.

Франция официально признала СССР только в 1924 году. Желая повернуться лицом к союзникам и параллельно неся в международные массы свое имя, общественность организовала первый мотопробег. Посыл был примерно следующим: мотоциклисты-энтузиасты ездят по Европе, развенчивая антисоветские мифы белогвардейских эмигрантов и делясь историями о социалистических благах. 

Поездку в Лондон организовал Московский автомобильный клуб. Четверо добровольцев из профессиональных спортсменов отправились на индийском Royal -Enfield и американском Harley-Davidson покорять сердца британцев. Российской пребывал на тот момент в зачаточном состоянии, поэтому к иностранцам надежнее было ехать на иностранной же технике. По дорогам Финляндии, Норвегии, Швеции, Англии, Бельгии, Германии моточетверка преодолела до 8 тысяч километров. За уникальный по тому времени пробег участников наградили дипломами за налаживание международных связей в 20-х годах.


Мотопробеги несли дипломатическую миссию популяризации социализма.

АМЕРИКАНСКИЕ МОТОЦИКЛЫ НА СОВЕТСКИХ ПОКРЫШКАХ.

Следующий зарубежный мотопробег-1927 отправился из Москвы в Париж. На этот раз участников было уже 12. Команду составили представители автомотоклубов Москвы, Тулы, Ленинграда, Одессы, Баку. Из столицы стартовали 6 мотоциклов американских марок с колясками, но «обуты» они были в советскую резину, а моторные цепи использовались тульские и ленинградские. Исходя из задач, участникам поручили связаться с рабочими европейскими спортивными организациями. Второй целью, разумеется, были испытания советских агрегатов — цепей и резины. Один из членов группы совмещал роли переводчика, медика и пресс-атташе. Переезд совершали через советско-польскую границу. Простые поляки встретили мотоциклистов без настороженности. Молодежь, не владеющая русским, находила способы установить с путешественниками контакт. А местные белорусские крестьяне даже пожаловались иностранцам на предвзятость и «ополячивание». 

Полицейские же повели себя иначе. Советским путешественникам запретили общение с горожанами. Блюстители порядка «вели» советскую группу даже во время посещений общепита. И мотоциклисты всерьез переживали, что случится какая-то провокация с целью срыва мотопробега. Во время остановки на ремонт в Варшаве гражданам СССР уделили особое внимание, в который раз проверяя документы и допрашивая о мотивах посещения страны. Но спортсмены не сдавались, при каждом выдавшемся случае рассказывая местным о советских профсоюзах, клубах и высокой организации отдыха трудящихся в Советском Союзе.

КРАСНЫЕ МОТОЦИКЛИСТЫ В БЕРЛИНЕ И ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ ЧЕРЕЗ ГПУ.

Немцы, не в пример полякам, встретили русских радушно. Правда и здесь возникло недоразумение. Встречавшие мотоциклистов местные жители символично поднимали вверх кулак. Это сейчас хорошо известно, что такой жест заключает в себе знак солидарности трудящихся и левых движений «Рот Фронт». А на тот момент путешественники восприняли такую реакцию, как агрессию. Но вскоре удалось во всем разобраться, и конфуз был ликвидирован. В Берлине в честь красных мотористов даже устроили рабочий митинг, пышно и добродушно провожая иностранцев в последующий путь. Таким же образом их встречали и в Лейпциге, Эрфурте. 

В Озфенбахе участники пробега плодотворно пообщались с членами подобной организации «Солидаритет», объединившей немецких мотоциклистов и велосипедистов. Не взирая на незнакомые территории и языковой барьер, советские граждане чувствовали себя здесь комфортно. Как они рассказывали позже, удалось прочувствовать ту интернациональную атмосферу, за которой они ехали. 

Далее следовала Франция, где делегацию встречал на мотоцикле советский полпред. Организация французских транспортников организовала по такому случаю роскошный обед. В мероприятии участвовали местные союзы водителей общественного транспорта, сотрудники метрополитена. Встреча выдалась теплой, были налажены необходимые связи. 

По возвращении домой мотоциклистов ждало еще одно испытание – проверка НКВД. После шестичасовой беседы участников пробега распустили по домам, а на интернациональных пробегах поставили крест.

Источник