Как много действительно хороших снайперов помнит история? На самом деле – великое множество. Чаще всего, ни одна война после Второй мировой не проходит без них. Снайперы выполняют различные задачи, основная цель которых – уничтожить врага.
Василий Зайцев родился 23 марта 1915 года в простой крестьянской семье в Челябинской области (тогда это была Оренбургская губерния Российской империи). 

С раннего детства дед обучал его и старшего двоюродного брата Максима стрельбе. Уже на десятый день рождения дед подарил мальчику свой собственный лук, а на двенадцатый – охотничье ружье. Отец мальчика, который и сам когда-то служил в императорской армии, сказал ему, что нужно расходовать патроны экономно и стрелять без промаха. Василий запомнил это на всю жизнь, а совет пригодился затем на войне.


Конечно, у крестьянского сына образование было средним: всего семь классов школы, а затем – школа фабрично-заводского ученичества в Магнитогорске. Там он получил специальность арматурщика. Но это не мешало юному Василию мыслить нешаблонно. Когда началась война, Зайцев был на Тихоокеанском флоте: там он служил писарем. Призвали юношу в 1935-м году.
После того, как он проработал какое-то время писарем, его направили обучаться на военно-хозяйственные курсы. Затем он стал начальником финотдела одного из подразделений флота, где он и пробыл до 1942 года.


К слову, уже к лету 1942 года он подал пять рапортов с просьбой отправить его на фронт. В итоге в звании старшины 1-й статьи его вместе с группой моряков-тихоокеанцев отправили в действующую армию и зачислили в 10470-й полк 284-й стрелковой дивизии 62-й армии.

«И тут из-за кустов показались люди в штатском. Они шли, еле переступая, оборванные, грязные, перевязанные серыми от пыли бинтами. Это мирные жители Сталинграда направлялись в госпиталь. Моряки, ещё не видевшие ужасов войны, смотрели на них с болью. С опушки леса, в котором мы замаскировались, был виден Сталинград. Между нами и горевшим городом лежала Волга» — таково было первое впечатление Зайцева от военного Сталинграда.

После того, как вместе с товарищами он пошел подготовку к городским перестрелкам, его переправили через Волгу в Сталинград. И уже в первых боях стало очевидно: у Зайцева талант к стрельбе. 25 октября того же года командир батальона позвал Зайцева и показал в окно: в 800 метрах бежал фашист. Тогда снайпер прицелился, и раздался выстрел. Фашист был мертв. Через несколько минут рядом с немцем лежало еще несколько человек.


И все это – из простой «трехлинейки». На тот момент на счету снайпера было уже 32 немца. Красноармейца наградили медалью «За отвагу» и вручили снайперскую винтовку с оптическим прицелом.
Битва за Сталинград показала, что в сложившихся условиях снайперы на вес золота: каждое здание и каждая руина становилась огневой точкой и опорой. В первую очередь стрелков интересовали офицеры: без них противник был дезориентирован, а управлять войском становилось сложнее.
И вот эта самая способность мыслить нешаблонно позволила Зайцеву стать одним из лучших. Он менял позицию после каждых двух-трех выстрелов, тщательно маскировался и делал «обманки», чтобы враг не понял, где настоящий снайпер. Часто, выслеживая других снайперов, он одевал манекен в советскую форму. Тогда противник велся, открывал огонь и раскрывал свою позицию.
Конечно, советские войска не могли обойти стороной талант Зайцева. Ему выделили учеников, которые ходили с ним на «групповые охоты»: в такой момент одну и ту же зону перекрывали с разных сторон три снайперские пары – по стрелку и наблюдателю в каждой.


«Я взял шесть своих учеников и отправился „встречать“ пополнение противника, — писал в 1943-м Зайцев в статье „Каждую пулю — в немца!“. — Расположились, ждем. Видим — немецкая рота идет во весь рост. Мы и начали щелкать. Я убил 11 немцев. А все вместе мы уничтожили 40 фашистов».

Для того, чтобы у учеников росла результативность, Зайцев приучил их вести специальные блокноты. В записях описывались ориентиры, дистанция до мест, откуда может появиться противник и удобные позиции для стрельбы на закрепленных за ними участках.


Между собой снайперы обменивались такими наблюдениями и переписывали себе записи товарищей. Таким образом, они прекрасно знали местность, даже если не видели ее.
Врагов Зайцев старался бить в лицо, а не со спины. Таким образом, когда выживший враг тянулся за оружием своего товарища, он становился следующей жертвой снайпера. Старшина старался не вести огонь на закате дня: садившееся солнце могло отразиться на оптике, и выдать его местоположение. Зато на восходе солнце было видно на биноклях немецких командирах и на оптике вражеских снайперов.


Всего Зайцев убил 242 фашиста, и 11 из них были снайперами. Вообще, на счету снайпера несколько успешных дуэлей, но самая примечательная из них – с немецким снайпером-асом. Его в своих мемуарах Зайцев называл командиром Берлинской школы снайперов майором Кенигом.
Правда, историки сомневаются, что такой человек существовал в действительности. По данным некоторых из них, в дуэли предположительно погиб начальник школы снайперов в Цоссене штандартенфюрер СС Хайнц Торвальд.

«Было понятно, что перед нами действует опытный снайпер, поэтому решили его заинтриговать, но первую половину дня необходимо было переждать, потому что блеск оптики мог нас выдать, — вспоминал Василий Зайцев. — После обеда наши винтовки были уже в тени, а на позиции фашиста упали прямые лучи солнца. Из-под листа что-то заблестело — снайперский прицел. Меткий выстрел, снайпер упал. Как только стемнело, наши пошли в наступление, и в разгар боя мы из-под железного листа вытащили убитого фашистского майора. Взяли его документы и доставили их командиру дивизии».


Интересен и другой факт из его снайперской биографии. В ноябре 1942 года вместе с напарником Зайцев выследил стрелка, который днем ранее тяжело ранил замкомбата и убил троих солдат. Немец и правда был хорош в своем деле: он прижал огнем советского снайпера к земле так, что тот лежал на спине и не мог пошевелиться. Казалось, все кончено. Но тут Василий нашел нестандартный выход из ситуации. Он крикнул напарнику, чтобы тот взял осколок и направил ему «зайчика» в глаза.
В итоге противник был ослеплен, а Зайцеву удалось выбраться из ловушки и подложить вместо себя переодетую куклу.


Немцу показалось, что он убил противника. Но Василий с напарником выбрали позицию так, чтобы голова немца виднелась в просвет между колесами вагона, под которыми он укрывался. Когда стрелок пошел отдыхать и оставил свою лежку, он был убит с заговорившим с ним немецким солдатом.
В январе 1943 года немецкие войска в Сталинграде были разгромлены. Но Зайцев не мог насладиться победой, которая свершилась в феврале. В январе он получил тяжелое ранение и временно ослеп.

«Где-то на третьей или четвёртой неделе пребывания в госпитале я, по снайперской привычке, мог почти безошибочно определить расстояние до собаки, которая лаяла на окраине села. Расстояние по прямой прицельной линии. Даже подумывал: по линии звука можно вести прицельный огонь. Смешно, конечно, но тогда я никак не мог смириться с тем, что слепота, может быть, навсегда разлучила меня со снайперкой», — печалился Василий.


В феврале зрение вернулось к Зайцеву. Его послали восстанавливаться в Москве, в поликлинике Наркомата обороны, и в тот же день он получил звание младшего лейтенанта.
В столице его зачислили на Высшие стрелковые курсы командного состава, там он познакомился с другими прославленными снайперами: с Владимиром Пчелинцевым, Людмилой Павлюченко и Григорием Гореликом.
На фронт Зайцев вернулся осенью 1943 года и принял участие в освобождении Восточной Украины. Правда, там он в основном обучал молодых снайперов – особенно успешным стал Виктор Медведев, который уничтожил суммарно 331 фашиста.


Окончание войны Зайцев встретил в госпитале в Киеве. После демобилизации он там и остался. Закончил Всесоюзный институт текстильной и легкой промышленности по специальности «технолог», но все же не забывал о стрельбе: выпустил два учебных пособия по снайперскому искусству.
Затем он работал директором машиностроительного предприятия, а после стал руководителем швейной фабрики «Украина».
Скончался великий снайпер 15 декабря 1991 года, прожив 75 лет насыщенной жизни. Он завещал похоронить себя в Волгограде. Но изначально его похоронили в Киеве. На Мамаев курган его останки перенесли в 2006 году.
В пантеоне славы в Киевском музее истории Великой Отечественной войны (сейчас — Музей истории Украины во Второй мировой войне) имя и фамилия Зайцева высечены золотыми буквами.

Источник