Это вооружение замораживали в холодильнике, нагревали до +50, опускали под воду и засыпали песком. И все равно оно работало без осечек. А его создатель успел получить Сталинскую премию, орден Красного знамени и звание «Заслуженный конструктор России». 

Игорь Яковлевич Стечкин родился 15 ноября 1922 года в городе Алексин, в 70 километрах от Тулы. Его отцом был бывший дворянин, хирург, после революции стал судебно-медицинским экспертом в местном отделении милиции. По материнской линии у них в роду был Николай Жуковский, один из отцов-основателей русской авиации.




«Сразу после рождения меня положили пеленать на тумбочку, в которой хранился отцовский револьвер. Возможно, это и повлияло на выбор профессии».

В 1935 году семья Стечкиных перебралась в Тулу, здесь Игорь стал вплотную изучать оружие. Освоил работу напильником, столярное дело и токарный станок, даже сделал три собственных образца пистолетов под разные патроны: 7,62*38, 7,62*54, 7,63*25. Патроны втихую покупал на местном рынке — несмотря на строгий контроль, они периодически продавались «из-под полы». Отстреливал оружие в лесу, подальше от милиции и чужих ушей
Когда пришло время выбирать институт, Игорь уже знал куда пойдет — конечно же, в Тульский механический институт.

«Мой отец был замечательным хирургом. Я и сам проявлял интерес к медицине, но оружие влекло меня больше. Моей любимой игрушкой был старенький кремневый пистолет, с которым я мог возиться часами. Отец на это сказал: «Что ж, лучше быть хорошим инженером, чем плохим врачом».

Игорь мог бы воспользоваться родительскими связями и его взяли бы без экзаменов. Но он решил делать все самостоятельно и честно поступил в выбранный институт. Но проучился там недолго.


Дело было в 1941 году, началась Великая Отечественная война, и уже 12 октября нацисты взяли Калугу и двинулись к Туле. Но здесь оборона была отчаянной: немцев сначала остановили, а когда началось Московское контрнаступление, еще и отбросили от города. В боях Игорь не участвовал — из-за плохого зрения его не взяли в армию и вместе с родителями отправили в эвакуацию в Чкаловскую область.
Через шесть месяцев Стечкин переехал в Ижевск, там разместилось эвакуированное Бауманское училище. Кстати, в нем в свое время преподавал его родственник, уже упомянутый Жуковский. Но при подаче документов Игорь об этом умолчал и снова поступил самостоятельно. Он и в будущем старался не пользоваться связями и не дружить с «нужными» людьми.

«Твои друзья — это не люди с особыми талантами и качествами, и тем более это не полезные и нужные люди. Это просто твои друзья».

Он учился на вечернем отделении, днем трудился шлифовщиком на мотоциклетном заводе. Жил в общежитии и все время посвящал только работе и учебе.

«На защите я представил ГЭК (государственной экзаменационной комиссии) чертежи пистолета, который по многим параметрам отличался от ранее известных. Один из членов комиссии, глядя в чертежи, заявил, что модель не рабочая и стрелять не будет. «Не будет?» — переспросил я, достал модель, которую предусмотрительно захватил с собой, и стрельнул в потолок. За диплом я, кстати, «отлично» получил».

После окончания института Игорь по распределению отправили в тульское ЦКБ-14, где он занимался разработкой стрелкового оружия. Спустя 15 лет это КБ возглавит Аркадий Георгиевич Шипунов, легендарный советский инженер, конструктор и просто гений.


В 1947 году советское руководство решило заменить револьверы Нагана и ТТ на более современное оружие. И объявило три конкурса: первые два для пистолетов под патроны 7,65 мм, и третий конкурс — под 9-миллиметровый патрон.
Именно в третьем конкурсе Игорь Яковлевич и победил. Он представил проект 9 мм пистолета АПС, который мог стрелять как одиночными, так и короткими очередями.


«АПС (автоматический пистолет Стечкина) — это как первая любовь. Я потом удивлялся, откуда я брал тогда силы и умения. Фидель Кастро держал его под подушкой, Руцкой считал его наиболее подходящим оружием. А где и кто еще использовал его, я уже не знаю».

Комиссия одобрила проект Стечкина и работа закипела. Прототипы отправили на испытания, они шли почти год. Оружие показало себя хорошо, но были и замечания: вместе с кобурой пистолет весил 1800 грамм, также следовало поработать над кучностью боя на прицельной дистанции. Игорь Яковлевич это учел и внес изменения в конструкцию: уменьшил вес до 1020 грамм и усовершенствовал механику. После этого АПС снова отправили на испытания.
Пистолет замораживали, засыпали песком, бросали в воду и нагревали — и все равно оружие показало себя отлично. И в 1951 году его приняли на вооружение Советской Армии, а Игорю Яковлевичу вручили Сталинскую премию.


АПС стал штатным оружием танкистов, десантников, моряков, пограничников, офицеров КГБ, всех, кому нужна была высокая скорострельность и огневая мощь. Пистолет использовали при операциях в Анголе, Египте и Афгане. Кстати, моджахеды тоже его полюбили за компактность и безупречную работоспособность.
Позже Стечкину поручили разработать очередное оружие для спецслужб.

«Я разрабатывал шпионский пистолет. Для него изобрел специальный патрон, который во время выстрела не производит ни шума, ни пламени, ни дыма. Во время испытания пистолета в мастерской мы выстрелили в стену, и только потом поняли, что на обратной стороне висит портрет Сталина. В пятидесятые годы подобные акции не поощрялись — конечно, ничего серьезного нам бы не сделали, но выговор был бы, это точно. Поэтому побежали смотреть, но пуля прошла в нескольких сантиметрах от портрета — обошлось».

До 1971 года Игорь Яковлевич трудился в родном КБ, а потом его перевели в ЦКИБ СОО (Центральное конструкторско-исследовательское бюро спортивного и охотничьего оружия), где он и проработал до самой смерти.

«Я из однолюбов: одна жена, одна работа, одна квартира, один автомобиль. У меня есть карандаш, который со мной уже сто лет».

В 1978 году Игорь Яковлевич поучаствовал в конкурсе «Абакан» — на разработку автомата под патрон 5,45. Кроме Стечкина в конкурсе участвовали Герман Коробов, Николай Афанасьев, Евгений Драгунов, сын Михаила Калашникова Виктор, Геннадий Никонов и другие именитые конструкторы. Игорь Яковлевич предложил проект автомата ТКБ-0146, который прошел в финал. Но там он уступил автомату АН-94.


Стечкин не остался без работы и после развала СССР: в 1992 году на вооружение МВД поступил револьвер РСА, который Игорь Яковлевич разработал вместе с Борисом Авраамовым.
За годы работы Игорь Яковлевич участвовал в разработке 60 образцов оружия, получил Сталинскую премию, орден Красного Знамени, орден Знак Почета, премию им.Мосина, звание «Заслуженный конструктор России» и несколько медалей. При этом, всегда оставался открытым, дружелюбным и простым человеком.

«Не люблю политику и не разбираюсь в ней. Как-то в Тулу приезжал Черномырдин. И наши оружейники решили подарить ему «Кобальт» (пистолет, разработанный Стечкиным совместно с конструктором Авраамовым). Мне поручили вручить его гостю. За день до этого я зашел к брату и между делом спросил, кто же такой Черномырдин. Это был единственный раз, когда я встречался с политическими деятелями».

В сентябре 2001 года здоровье Игоря Яковлевича пошатнулось, он больше не смог ходить на работу. Но трудиться не перестал — уже лежа в кровати, продолжил разрабатывать проект револьвера ОЦ-38.


28 ноября 2001 года Игоря Яковлевича не стало. Ушел великий конструктор, который проложил путь для эволюции стрелкового оружия на сто лет вперед и воспитал множество инженеров.
А револьвер ОЦ-38 приняли на вооружение через год. Так что и здесь Игорь Яковлевич Стечкин трудился не зря.


«Моего дядю, академика Бориса Стечкина, работавшего с Королевым, как-то остановил постовой — права проверить — и говорит: «Большое спасибо, товарищ академик, вам за пистолет. Он мне как-то на границе жизнь спас!». И вскинул руку к козырьку. Дядя постеснялся его расстраивать и говорить, что он к пистолету никакого отношения не имеет — поблагодарил за добрые слова, забрал документы и поехал. А инспектор все продолжал отдавать честь уезжающему автомобилю».

Источник